«Киса! Я давно хотел вас спросить как художник художника: вы рисовать умеете?» Ильф и Петров

Если кому-то и следует писать о рисовании, то мне. Рисовать я не умею. Но рисую свободно. Не стесняюсь. Глядя на мои рисунки, даже у безупречно воспитанных и сдержанных людей, редко не поднимутся брови уголком.

Поэтому, когда ко мне обратились с вопросом, смогу ли я написать статью о рисовании, я уверено ответила, что не сомневаюсь в своих способностях. А как же, напишу.

У меня дед был профессиональных художником, писал портреты и пейзажи, предпочитал работать акварелью. Иногда занимался реставрацией, в том числе икон. Был сыном священнослужителя. О художниках и картинах он мне рассказывал с раннего детства, мало, что я люблю так же, как живопись и бродить по музеям. Мои любимые места в Москве -это Третьяковка и ГМИИ. Если у меня образовывалось окно в несколько часов в командировке в Москве, я всегда выбирала одно из двух.

Если говорить серьезно, то, конечно, я не рисую. Я могу графически изобразить мысль, если это уместно. Свободно, не стесняясь напрочь отсутствующими навыками рисования. Мне близок символизм, поэтому у любого моего рисунка будет несколько смыслов, отсылки к европейскому символизму. Абстракция мне не близка. Вернее, я прекрасно понимаю, что есть, например, Кандинский, знаю по отзывам йогов, что этот художник видел тонкие миры и его цвета –отражают эти миры. Его полотна способны гармонизировать пространство, и поэтому баснословные цены на них имеют под собой основание. Если человек чувствует ощущение покоя и счастья, глядя на картину, которая не несет в себе смысла, то зачем искать этот смысл. Это, как разбираться, почему возникла любовь. Кому нужны причины, когда жизнь превратилась в сказку.

Те, кто начинает видеть энергии, по-другому могут оценить полотна некоторых известных импрессионистов, у энерговидящих привычный мир начинает проявляться аналогичным образом. Я это понимаю, но сама, даже если начинаю видеть скрытое, вижу очень конкретно, предметно, что или кто бы передо мной не проявился.

Когда на семинаре одной современной духовной традиции дали задание нарисовать нечто цветными карандашами на свободную тему, я уверено подтянула к себе коробку с карандашами, которые удивительным образом долежали до своего дня и приехали со мной на семинар. Ждали они долго, успев превратиться в антиквариат по современным стандартам. На карандашах имелась надпись: «Олимпиада 80», и именно к этому знаменательному событию карандаши и были выпущены в стране, которой больше не существует. Мне в 1980 было 7 лет, изрисовать я их не успела, так как часами с детства предавалась чтению, а отнюдь не рисованию.

Заслуженные цветные красавчики были вытряхнуты из коробки на массивную столешницу, и я быстро начала выполнять задание. Нарисовала я то, о чем размышляла последнее время. Уверенно я нарисовала ту жизнь, которую мне хочется проживать, и которую я строю для себя. На картинке появился- дом, сад, я и близкий человек, с которым мы летим по делам на моей метле. К метле привязана стопка книг, которые я уже написала или только задумала. Светит солнце, стоят радуги, превращая наш путь в духовный и сияющий. Вместо подписи сидят два кота, как ворота в другой мир, который и открыт, и нет. Карандаши радостно поскрипывали, наслаждаясь бытием, в которое неожиданно для себя попали после многолетнего забвения и сна в тесной коробке. Я и дальше бы неспешно раскрашивала радугу. Как прозвучало новое задание от руководителя

тренинга. «А сейчас возьмите карандаш в левую руки и нарисуйте что-нибудь на заранее оставленной левой половинке альбомного листа.»

Конечно, я слышала о левостороннем рисовании. Люди так тренировались, что-то в себе открывали, развивали какие-то внутренние навыки. Меня никогда не тянуло попробовать. Зачем, когда у меня есть йога.

Я переложила карандаш в левую руку и внезапно отбросила его в кучу карандашей. Цвет карандаша был голубой, почему-то он не подходил для левой руки. Левая рука выхватила из кучи карандашей кроваво-красный и начала писать сама по себе. Если рисунок справа был понятен до мельчайших деталей, на нем не было ничего, что я бы не одобрила, о чем многократно не думала или не представляла себе. С левой рукой все пошло не так. Она сама начала рисовать то, что я не ожидала. Так было пару раз с сюжетом книги. Я задумывала одно, а внезапно сюжет начинал поворачивать в другую сторону. С левой рукой я ничего не задумывала, рисунок начал само проявляться на моих глазах.

Это была янтра (графический символ), часть янтры одной индуистской богини. Вокруг поползли зигзаги змей, полчища. Я не могла себя заставить взять карандаш другого цвета, только кроваво-красный. Я ничего не делала. Я наблюдала, что делает моя левая рука. Это было удивительно. В этом была сила. Рисунок была страшный по сравнению с пасторалью справа. На этом рисунке была я. То, кем я являюсь. То, что не хочу признать. То, от чего пытаюсь уйти. То, без чего я не смогу жить. Она говорила со мной: «Если ты не выберешь меня, ты будешь жалеть, чем бы ты не занялась. Ты никогда не пожалеешь, если выберешь меня, чего бы ты не лишилась.»

Почему –то глядя на мой лист поделенный на две части, люди говорили, что от картины слева веет покоем. Да и как могло быть иначе. Если на рисунке был изображён символ той, кого называют самой реальностью. Творением, сохранением, разрушением. Вечностью.

После я посмотрела несколько альбомов людей, кто занимался рядом со мной. Почти у всех была изображена абстракция. У одной женщины, с которой всем легко и которая всех объединяет не было почти никакой разницы между рисунком справа и слева. Это была гармония, которая царит в ней, и которую она щедро дарит миру.

Когда меня попросили написать заметку об опыте левостороннего рисования, я сразу отказалась от мысли что-нибудь читать о левостороннем рисовании. Я думаю, написано много, в том числе интересного. Но лучше не читайте. Просто возьмите пачку карандашей. Разделите альбомный лист на две равные части, ничего не задумывайте заранее, и возможно, вы узнаете то, с чем вам придется считаться, но что сможет помочь вам узнать себя. А разве есть в жизни что-то важнее?

Не даром мудрецы всех времен на просьбу рассказать, что они узнали, какие тайны мира им открылись, кто они на самом деле, машут рукой и отвечают: «Узнайте одно- кто вы. Остальное не имеет значение».

Ноябрь 2020