Глава 4 . Утро

Поздним утром Тимофей растолкал сестру с криками, что мама готовит завтрак второй раз и грозится, если Соня не поест, до обеда будет ходить с пустым желудком. Для белок это страшная угроза, в доме Агафьи царил культ еды. Пропустить завтрак было сродни природному катаклизму, а то и похлеще. Соня побежала на кухню как была, в ночнушке, понимая, что за их вчерашний поступок ругать будут страшно, про ночнушку и не вспомнят. Соня очень любила свои платья, но есть хотелось страшно. Она никогда еще не была такой голодной. На кухне ждал сюрприз. Случилось то, чего Соня никак не ожидала. Мама была в прекрасном настроении. Посреди стола высилась горка любимых бельчатами блинчиков на ореховой муке, окруженная многочисленными розетками с разносортным вареньем, джем из черноплодной рябины Соня была готова есть банками. Аромат травяного чая заставил Соню буквально застонать от голода.

-Сонечка, как жаль, что ты так долго спала, прабабушка Серафима ушла, улетела на своем вороне. Вчера, когда вы с Тимошей так неосмотрительно вышли из дома и заблудились, на счастье нашла вас именно Серафима. Я всегда знала, что у нее есть дар находить зверей и вещи. И он ее не подвел.

Тим сидел за столом, уплетая блины с медом, и строил сестре смешные рожи. Соня решила, что ей послышалось. Мама лучилась счастьем.

-Мама, ты не сердишься на нас?

-За что, милые? Конечно, вы рановато вышли из дома, я планировала вас вывести через неделю. И одни, разве так можно? Но то, что вы заблудились, в этом нет ничего удивительного. Да и ушли вы недалеко.

Соня поняла, что прабабушка не рассказала маме про их полет с летучей мышью к валунам. И что они видели то, что явно для их глаз не предназначалось. Но почему? Чтобы их не так сильно ругали? Соня накладывала себе блины, ожидая с нетерпением, когда они смогут остаться с Тимом одни и поговорить как следует о том, что же вчера произошло. Она еще не решила, будет ли она рассказывать про свое видение сферы. А может быть Тим тоже видел. Хотя в глубине души Соня была уверена, что сфера проявилась только для нее. Тим не видел. Или видел? И что вчера случилось, когда Соня свалилась в обморок? И куда подевалась Кира? Прабабушка ее обнаружила и отругала? Тим-то очевидно в обморок не падал, не могли же они одновременно свалиться. Соня сама отключилась первый раз в жизни. Она слышала, что в сказках очень хрупкие принцессы при любых переживаниях чуть что норовили грохнуться в обморок. Но у Сони была причина, попробуй оставаться в сознании, когда в голове бьют барабаны. Еще надо разобраться, что это за барабанный бой, все его слышали? Или он был только в Сониной голове? Вопросы множились, Соня не спеша ела блины, понимая, что самое главное — мама не рассердилась, а с Тимом они успеют все обсудить. Сразу после завтрака она все выяснит.

Ее мысль оборвал звук дверного колокольчика. Тимофей ринулся к двери, но мама его остановила.

-Тим, не будь таким любопытным, Я сама открою.

Мама поправила свой идеально отглаженный передник с рюшами по плечам и большим карманом на груди, из которого высовывался край поваренной тетради. А надо сказать, что готовить и собирать рецепты было одним из любимых занятий Агафьи. Целая полка исписанных тетрадей с рецептами стояла в кухонном буфете. И какой это был буфет! Старинный, он достался Агафье от дальней родственницы, вышедшей замуж за иностранца и не пожелавшей перевозить мебель. Для Агафьи это было удивительно, она бы ни за что не рассталась с буфетом, да и с другой мебелью тоже. Та родственница была странной белкой, уехала с одним маленьким саквояжем, что в нем могло только поместиться? Платье и расческа? Вспоминая ту родственницу, Агафья сомневалась, взяла ли та с собой хоть одно запасное платье, скорее она бы взяла книгу. Очень была начитанная, потому и странная: вся в книгах и фантазиях. Она была немного старше Агафьи, но не участвовала ни в каких лесных праздниках, не видно ее было в местах развлечений, а в лесу молодёжь жила весело, собирались, гуляли, танцевали, да мало ли игр и забав можно придумать, живя на природе. Как только эта родственница замуж умудрилась выйти. Причем, за красавца белка, какого-то ученого из Англии. Буфет же когда-то коричневого дерева от возраста стал почти черный, вся верхняя часть буфета была покрыта деревянными резными украшениями: лесные звери и цветы. Лианы с листьями и крупными цветами вились между многочисленных дверец и полок, на лианах сидели птицы, висели обезьяны, скакали гигантские белки и зайцы. А дверцы нижних шкафов буфета были украшены рисунками с черными котами. Коты на рисунках чем только не занимались: они писали в толстых книгах, раскладывали разноцветные орнаменты из цветных стеклышек, прыгали друг через друга. Рисунков было около десятка, и эти рисунки обладали удивительным свойством. Начинаешь их рассматривать и забываешь о времени, словно погружаешься в рисунок, а когда очнешься, оказывается, что прошло не две минуты, а целый час. И главное нечего не помнишь- о чем думала. Агафье буфет нравился, но это свойство картинок ее сначала пугало, потом заставляло держать себя в руках, не останавливаться на них взглядом дольше, чем на мгновение. Агафья не была мечтательницей. Твердо стояла на лапах на земле, да везде стояла твердо, пусть ты живешь на дереве, но это не повод витать в облаках. В этом Агафья была уверена. Ее мужа Стива буфет привлекал как неразгаданная загадка, именно из-за странных рисунков. Стив не смог выяснить их происхождение, хотя приложил усилия, кальку с рисунков возил с собой в несколько поездок, заезжал к ученым искусствоведам, с которыми сотрудничал в архитектурных проектах, требующих художественных изысков. Никто из специалистов не смог пролить свет ни на автора, ни на тему рисунков, даже с периодом создания были неясности, хотя Стив отколол небольшую щепку с задней стенки буфета. Ученые смотрели на кальки рисунков, впадали в оцепенение, выдавали путанные версии. Одним словом, буфет был та еще штучка. Не раскалывался, тайны свои не открывал. Может быть не признавал Агафью и ее семью за своих истинных владельцев. Как знать. Вещи бывают странными, почти как люди. Это Агафья понимала. Буфет, не смотря на его тайны, был заполнен Агафьей разными необходимыми предметами, даже продуктами, хотя в складах, амбарах и хранилищах у Агафьи было столько продуктов, что буфет мог стоять пустым, нужды заполнять его не было. Но как было не иметь запасов, если основная страсть- выращивать овощи и ореховые деревья. Агафья была не просто любитель, а признанный в лесу специалист селекционер по выведению особо урожайных сортов кустов лещины- земляного ореха-фундука, а выращивала она свои кусты в подвесных садах. Гордостью Агафьи был выведенный несколько лет назад сорт лещины, которую Стив окрестил турбо реактив, так и закрепилось название за кустом. Сорт позволял вырастить до четырех урожаев в год, успевай снимать, правда, в прошлую- особо холодную зиму, четвертый зимний урожай не созрел, но Агафья работала над улучшением гибридного дерева. Подумывала обратиться в институт генной инженерии в Большом городе, даже письмо туда отправила и ответ поучила. Надо было ехать, учиться прививать дереву гены морозостойкого пингвина. Как такое возможно Агафья не знала, да и не задумывалась. Была уверена, ради повышения урожайности ее турбо реактива для нее преград не будет. Детки подрастут, станут самостоятельными, поедет обязательно за пингвиньими генами. А как иначе? Агафья понимала, мечты они на то и есть мечты, чтобы их исполнять, а не терять время в раздумьях, не получив результата. Зачем же Агафье столько орехов? Агафья сама бы не смогла ответить. Такая она уродилась. Ни минуты без дела. И всего ей было мало. Хотелось больше: амбаров с рядами полок, полных мешками с орехами, огородов с бесконечными грядками, теплиц с фруктами, и чтобы дом- полная чаша. Еще у них была дача с летним домиком, беседка, Агафья знала, что на этом не остановится. Она придумает, ее Стив приедет и построит, а она будет ему помогать: носить инструменты и рассказывать новости леса, про которые не написала в письмах. Впрочем, подходя к входной двери, Агафья ни о чем таком не думала, она не любила лишние раздумья, жизнь должна быть простой, а в голове такой же порядок, как в ее идеальных овощехранилищах. Если нужно было подумать, она останавливалась и думала. А нет- зачем ей лишние рассуждения.

На пороге дома, вернее у подножья лиственницы, на которой располагался дом Агафьи стояла выдра Акулина, придерживая одной лапой длинную веревку, привязанную к дверному колокольчику. Агафья свесилась через порог, поприветствовала гостью и узнав, что Акулина хочет поговорить, развернула вполне удобную раскладную лестницу, по которой могли подняться в беличий дом не только ловкие выдры, но куда более неповоротливые животные. Агафья любила не только свое хозяйство и семью, она была общительной зверолюбивой белкой, поболтать с приятельницей, да хоть с утра, почему бы нет. Дети позавтракали, до обеда времени-вагон и тележка. Агафья радостно захлопотала вокруг Акулины, проводила в кухню, уходила за нижний стол, успев перехватить за хвосты, собиравшихся сбежать в свою комнату непоседливых детей.

-Акулина заохала, малышей Агафьи она видела в первый раз, да и как иначе-Каши же еще не было, а вчерашняя наделавшая шуму вылазка, да кто бельчат успел увидеть-то? Да, считайте, что почти никто. Метеором пролетевшая на своем вороне Серафима укрыла детей своим плащом, а приземлился ворон у самых дверей беличьего дома.

-Милые, как же вы вчера напугались? А сегодня выглядите молодцами! Никаких гостинцев вам не захватила, думала, отсыпаетесь после вчерашнего в постельках своих.

Тимофей с Соней улыбались, выдра была красивой, располагающей к себе особой. Гладкая прическа. Узкое изящное платье под цвет шерсти, она вся переливалась.

-Тетя Акулина, мы храбрые, как наш папа.

Тимофей выставил перед собой лапу и похлопал себя по груди. Взрослые рассмеялись, и мама отпустила детей, выдав по яблоку-ранетке. Обе пары рады были остаться одни, и трудно сказать чей разговор был более интересным.

Агафья пододвинула поближе к гостье чашку какао, до которого Акулина была известная любительница. Агафья не хотела гадать попусту, была несколько удивлена, они же виделись вчера на собрании, обсуждали вопрос купальни на лето, и подружка ничего не говорила о своем приходе. Что же еще такого случилось за вчерашний вечер? Выдра же, поблескивая глазами, загадочно улыбалась. Видимо, новость была стоящей. И то, что услышала Агафья в следующие четверть часа было не просто новостью, а какой-то приключенческой новеллой.

В зачарованном лесу выдры отвечали за многочисленные водоемы. Раньше с ними эти обязанности разделяли бобры, но потом отказались, слишком много времени у них занимал лесозаготовительный завод, принадлежавшим бобрам издревле. Редкое спиленное дерево, которое жители решали пустить на свои нужды в виде бревна или доски, не проходило через бобровую лесопилку. Так выдры оказались единоличными ответственными за все водоемы леса. И о своих водоемах они знали все, везде бывали, плавали, повсюду жили, строили свои приводные дома, некоторые выдры предпочитали даже плавучие дома. И таких любителей в последнее время становилось все больше, молодежи нравилось независимость, движение, меняющийся вид из окон. Вся жизнь в путешествии.

-Прости, что вчера не поделилась, да и как бы мы на собрании уединились, а у меня секрет, который до поры лучше держать в тайне. Я нашла подводный клад!

-Что? Как такое может быть? Клад? Кто-то зарыл на дне реки клад? Кораблей же в наших реках не тонуло?

-Агафья, много ли мы знаем, что в прошлом было? Может и тонули. Или кто-то спрятать решил, а потом не смог вернуться на место или место отыскать.

-Что же это за клад, Акулина? Сундук с украшениями?

-Нет, милая. Это несколько, точнее, шесть старинных амфор. Я исследовала дно нашей дальней реки Росинки, той, что примыкает к реке Громадине. Думала, что чистить пора реку, лет десять ей не занимались, замеряла с инструментами уровень ила, решила по всей реке проверить и наткнулась. Долго рассказывать. Это еще зимой случилось, Росинка же не замерзает, бурная. Никому про клад не говорила, с мужем вдвоем очищали амфоры всю зиму. Стоят сейчас у нас в кладовке. А к тебе пришла, хочу попросить помощи у твоего Стива. Продать их хочу. Одну оставлю в музее нашем краеведческом, а пять продам. Узнавала, дорогие они, если на аукционах продавать. Сохранились хорошо, обмывало их течением нашей Росинки, лежали может быть не одну сотню лет. В глубоком месте, мы в том месте реки и не чистим. А может быть и меньше пролежали, кто-нибудь старинные амфоры перевозил. Как думаешь, сможет Стив помочь?

-Конечно, дорогая. Агафья вся распушилась от волнения. Старинные амфоры, клад, ее Стив будет общаться с европейскими музеями и специалистами. То, что у ее талантливого мужа все получится и он поможет Акулине, Агафья не сомневалась. Стив отзывчивый, а тут близкий к семье житель леса.

-Даже не сомневайся! Сможет. А что вы с деньгами делать будете? В Зачарованном лесу деньги же почти не входу. Все через Лавку меняем, сама знаешь, излишки сдаем, нужное берем. А у тебя целое состояние!

-Уже решили, Агафушка, мы выдры можем купаться и плавать круглый год, если только водоем не замерз, а остальные звери не любят холодную воду. Теплых источников у нас только два, в центре леса, и не все близко к ним живут.

А надо сказать, что теплые источники, о которых говорила Акулина, были достойны упоминания. Необыкновенные это были ключи. Давным-давно, может быть лет двести назад, а возможно значительно раньше в лесу жила местная колдунья –черная кошка. Поговаривали, что родилась она в далекой Индии. Как она оказалась жительницей русского леса точно никто утверждать не брался, но поговаривали, что не обошлось без сердечных дел. Якобы влюбилась юная кошка индианка, йогиня и танцовщица из храма Богини в проезжего цыганского кота, да так влюбилась, что упросила свою Богиню-покровительницу снять с нее обеты служения в храме, и отправилась путешествовать с цыганом. Богиня услышала свою дочь и дала согласие. Так ли дело было или нет, но юная йогиня, а может быть уже не очень юная оказалась жительницей Зачарованного леса. И прожила в нем много лет. Состарилась, стали звать ее Бабой Йогиней, а потом Ягой. Многие, говорят, она умела по колдовской части: и погоду меняла, и зверей от смертельных болезней вылечивала, а самое главное ее деяние, за которое по сию пору жители ее помнят и благодарят –это и были источники. Превратила она два ключа в грязевой и горячий источники. Поставила храм между ними. И хотя в лесу проживали многочисленные дикие кошки, служила она в храме одна, и имя ее Богини никто так и не узнал. В лесу называли его Храмом Небесной красавицы, потому что источники силу имели необыкновенную. Кто заклинание знал и купался в этих двух источниках, превращался в молодого зверя, будь он или она хоть сто лет от роду. Баба Яга так в свое время и сделала, когда изменила природу источников. Превратилась в молодую красавицу, и с тех пор каждые двадцать лет она приезжает в Зачарованный лес, купается в источниках и снова становится из зрелой кошки молодой, а потом исчезает, только ее и видели. Кроме Яги заклинание не знает никто, многие пытались угадать, некоторые даже хобби такое имеют- составляют, собирают разные заклинания, купаются, произносят свою абра кадабру. Все напрасно. Но чем источники действительно хороши, что всякий искупавшийся становится здоровее и чувствует себя полным сил, наливаясь красотой. Источники особенно популярны у дамской половины леса. Даже из дальних уголков леса прибегают, приезжают, прилетают жители –поправить здоровье и набраться сил в источниках. Храма, правда, давно нет. Осталась площадка из старого розового камня, которого в Зачарованном лесу кроме этой площадки больше нигде не встретишь. Да еще пару больших колоколов из храма лежали один в грязевом источнике, а другой в горячем. Звери, принимающие ванны, часто сиживали на верхушках этих гигантов

Акулина продолжила говорить.

-Кроме источников, где еще поплаваешь, выкупаешься? Поэтому решили мы с мужем открыть аква центр с бассейном, водными горками, отапливаемый, как в городе, ничуть не хуже. И даже, надеюсь, если Стив не откажется быть архитектором этого проекта, то у нас будет лучше, чем в городе.

Агафья бросилась к подруге и расцеловала в обе щеки!

-Две радостных новости, дорогая! Одна другой лучше. Стив будет работать над уникальным зданием, останется в Зачарованном лесу на целый год, да еще мы все получим теплый бассейн, а дети аква — парк с горками. Как ты отлично все придумала!

Подруги углубились в обсуждение, как быстро можно ожидать ответа от Стива и других деталей общего для двух семейств дела.

Тем временем в детской шел не менее занимательный разговор. Муха Тося давно не припоминала такого богатого на новости утра. Она запыхалась летать то в кухню, то в детскую. Хотя дверь в комнату бельчата за собой закрыли, но замочные скважины никто не отменял. Тося была бы не Тося, если бы не знала всего, что происходило в доме у своего любимого Стива. Впрочем, своего любимца она с детства привыкла называть Стёпочкой, а раз его сейчас в доме нет, Тося вдвойне считала себя ответственной за все, что происходит. Она-то знала, кто в доме настоящая хозяйка. Уж точно не вечно занятая своими многочисленными хлопотами Агафья. Это она была хранительницей очага любимого Стёпочки, она-Тося. Вчера она, конечно, проспала, когда бельчата убежали. Но не она виновата, а как раз Агафья. Нельзя что ли было дверь закрыть, как следует? Ушла на собрание – мама, называется. И вот что Тося услышала в детской.

Не успели бельчата вбежать в свою комнату и закрыть за собой дверь, как перебивая друг друга, бросились задавать вопросы. Тимофей спрашивал у сестры, что она увидела и запомнила, Соня у брата. Соня быстро пересказала все, что помнила до своего обморока. Об утреннем видении решила пока промолчать. Тимофей продолжил.

-Катающиеся шары ты видела. А в центре площадки, по которой катались шары, кто-то стоял. Точно видно не было, только тень фигуры, тень шевелилась, доносилась чуть слышно речь, я толком ничего не разобрал. Да и закончилось все быстро, как только ты упала, прости, не успел тебя подхватить, шары погасли, и за ними быстро прилетели вороны, один из воронов нашей Серафимы, а через минуту под дуб пришла сама прабабушка. Может быть Кира больше запомнила, не знаю. Она сразу улетела, как ты упала. Кира просто растворилась с ветки, она же почти черная, а уже темно было, как шары погасли, считай только свет звезд. Но в густых ветвях он не очень-то помогает видеть.

Бельчата сидели, обхватим колени передними лапами, на ковре посреди своей комнаты. Соня тихая и задумчивая, Тимофей, полный энтузиазма, предлагал бежать, искать Киру, продолжить приключение, разгадывать загадку. Раз прабабушка ничего не сказала маме, и им не грозит наказание, может быть они и не виноваты вовсе. А что особенного: решили немного полетать с новой подругой. Соня так не считала, она знала больше. Понимала, что они наткнулись на очень важную тайну, может быть самую главную тайну Зачарованного леса, и, если им это сошло с лап, не значит, что второй раз повезет так же. Такие тайны должны быть охраняемы, есть у тайны свои хранители. Это Соня понимала.

-Тим, послушай. Давай пока оставим эту затею. Нам она сейчас не по зубам. К ней надо подготовиться. Что мы можем узнать прямо сейчас? Искать Киру? Ее еще подведем. Возможно, никто не знает, что это она нас из дома забрала. Кира сказала, что эти встречи проходят в полнолуние и новолуние. Давай подготовимся, начнем сами выходить из дома, узнаем побольше про лес, кто есть, кто. Погуляем по своей улице, познакомимся с жителями, порасспрашиваем потихоньку. Посмотрим, что за месяц-другой узнаем. Каша наша скоро состоится, прабабушка Серафима в гостях будет. Может быть сама что-нибудь расскажет. А так мы все испортим. А если эти шары в другое место переберутся. Где тогда мы их искать будем? Лес-то у нас огромный, за жизнь не обойти.

Тимофей притих, задумался, крутя в лапе за черенок недоеденное яблоко.

-Как мне не хочется с тобой соглашаться, Соня, чувствую, что придется. Можем поспешить и испортить все дело-верно. Давай готовится.

Соня улыбнулась и обняла брата за плечи.

-Рада, что договорились, откладываем. Это будет нашей тайной. Рано или поздно мы ее разгадаем. А сейчас дождемся, когда уйдет тетя Акулина и попросим маму показать нам нашу улицу, начнем наше знакомство с обитателями Зачарованного леса.

Муха Тося слушала внимательно и, хотя из-за вынужденных перелетов из кухни к детской, кое-что из разговоров упустила, узнала она предостаточно. Ее любимый Степочка будет больше бывать дома в скором времени, а детки у него выросли-за ними глаз да глаз. Тося решила, что ее глаза как раз самые подходящие для такого дела и есть. Везде пролетит, протиснется, внимательная и умная-жизненного опыта хватает. Она и поможет Стёпочке за детишками приглядеть, Агафья-то, даром что мать, не справляется. Где были ее дети вчера даже не догадывается. Вот тебе и хозяйка дома!

Тем временем входная дверь хлопнула, бельчата догадались, что выдра ушла, и побежали на кухню к маме. Агафья в самом прекрасном расположении духа обняла детей, и предложила им морс с печеньем, пока она будет готовить обед- грибной суп из прошлогодних запасов белых грибов, и ореховые котлеты с маком-блюдо, которое она сама любила с детства, и не знала никого, кто не любил бы ее ореховых котлет. Пожалуй, по скорости поедания ее ореховых котлет гостями и Стивом могли поспорить только приготовленные ею же морковные котлеты с курагой и корицей. Но сегодня будут ореховые. Они лучше оттенят первое блюдо- суп из сушеного белого гриба. Агафья была кулинаркой и женой своего мужа-архитектора. Она составляла меню как единое здание со своей внутренней логикой и композицией. Блюда в меню должны были дополнять друг друга, не противоречить, а дружить, создавать единое действие, как замысловатый танец: па от простых к сложным. А на десерт будет ежевичный кисель и имбирное печенье. Агафья прикрыла глаза, затаила дыхание и представила свой будущий обед в виде дома, какой это будет дом: низенький, вросший в землю домик полевой мышки или башня-маяк загадочного краба-отшельника. Воображение нарисовало белоснежный дом в розовой дымке на уютной опушке, увитый цветущей лианой. Агафья удовлетворенно выдохнула. Меню годилось. Она была творчески одаренной белкой, что бы не думали некоторые, считая ее интересы хозяйки и заготовительницы скучными. Вовсе они такими не были.

Глава 5 Новый друг

Бельчата тянули через соломинки морс, смотрели на улыбающуюся своим мыслям маму, мурлыкающую себе под нос какую-то песенку. Дождавшись, когда мама открыла глаза, Соня попросила,-

-Мама расскажи о самых интересных и странных жителях леса?

Соня толкнула лапой под столом Тимофея.

-И как в лесу все устроено? Кто у нас самый главный? Неужели наша прабабушка Серафима? Ты же можешь рассказывать пока готовишь обед?

-Могу. Я не думала, что вам это уже интересно, но раз спрашиваете, расскажу.

Агафья принялась чистить овощи и резать травы для супа, начиная свой рассказ:

-Прабабушка Серафима носит титул главы клана белок. Белок в лесу живет видимо не видимо. Тысячи. Сколько точно-может быть только Серафима и знает. Есть и другие главы кланов: лис, волков, зайцев, выдр, ежей и других животных. Но Серафима особенная, почему-толком не знаю. Так уже вышло. обаяние у нее или ум такой, талант, может. Помогает она многим, особенная она. А кто в лесу сейчас главный? Есть Совет зверей, его выбирают раз в три года-голосованием. Он состоит из двенадцати зверей, его еще называют- Совет двенадцати. Каждый из Совета отвечает за свое направление: кто-то за образование, другой за строительство, медицину, внешние связи с городами и другими лесами. Совет двенадцати заседает в доме советов на Золотой лужайке-это центр Зачарованного леса. В центре стоит огромный валун –трибуна, с которой выступают звери-члены Совета и другие приглашенные. На валуне надпись на языке, который никто не знает, но что обозначает надпись откуда-то известно. Вырезанная в камне фраза означает странную, на мой взгляд, мудрость предков «Мечты не ваши». Что это может означать? Многие писатели и мыслители Зачарованного леса исписали целые книги в попытках объяснить эту надпись. Я думаю, что это бессмыслица какая-то, а прабабушка Серафима мне как-то сказала, что это великая мудрость. Но как такое может быть? Мечты не наши? А чьи же тогда? А раньше, лет пятьдесят назад, лес был монархией. Правили – клан медведей, много веков так было, но за последний век медведи –правители несколько раз отказывались от трона, не хотели править. И среди клана своего с трудом уговаривали нового медведя стать правителем, были времена по нескольку месяцев Зачарованный лес без монарха жил. А знаете почему? Насмотрелись медведи, как в других лесах и городах звери проживают. Без монархий, и стали отказываться от своих вековых обязанностей. И причина такая дурацкая, по правилам медведь-правитель не имел право в зимнюю спячку впадать. Не мог же трон несколько месяцев со спящим монархом существовать. Такие у нас медведи-эгоисты и любители поспать. Медведи хорошо правили, справедливо, силой и умом отличались, современность не отрицали, лес рос и развивался. И вот поди ты. Сон им был важнее. Спячка их природная. Так они говорили: «Что бы зверь не сотворил прекрасного за день- это от зверя, а то, что во сне происходит-это от истинного творца». Рассуждения пустые, конечно. Но что делать, звери перестроились, пожалели медведей, отпустили жить, как они хотят. Одни монархисты не смирились до сих пор, пять десятков лет протестуют, собираются у себя на болоте, демонстрации устраивают, за монархию. Традиции у них уже свои сложились, на своих демонстрациях танец танцуют- за возрождение монархии, водят хоровод вокруг сакральной вещи-кокошника медведицы-жены монарха. Монархисты все из лягушек. Их как раз можно к странным жителям отнести. В лесу их считают неопасными чудаками, посмеиваются над ними. Лягушки еще и потому странные, что в душе каждая считает себя заколдованной медведицей-принцессой, и якобы придет время, приедет в лес принц-медведь и поцелует лягушку, превратив в принцессу. По-моему, у них даже колыбельная есть на эту тему, каждая лягушка-мама поет это своей икринке и головастику, так что монархистами со своими идеями лягушки становятся еще до рождения. Такова сила маминой колыбельной.

Агафья закончила крошить травы, бросила их в кипящую воду, из кастрюли уже распространялся аромат грибного супа, добавила пару горошин черного перца, убавила огонь и прикрыла кастрюли крышкой. Набор кастрюль у Агафьи был очень красивый- ей его подарили на свадьбу –жёлтые с нарисованной маленькой птичкой по бокам кастрюль. Кастрюлей было пять штук разного размера и объема. В наборе был ковш, турка-кофеварка и чайник. Соне кастрюли казались необыкновенно красивыми. Она разглядывала птичку, старалась придумать ей имя. Впрочем, маму Соня внимательно слушала, как и Тимофей- не спускал с мамы глаз и не мешал рассказу вопросами. Агафья, закончив с супом, перешла на другую тему.

-А кто в лесу интересный и необычный? Дайте подумать. Много таких. Например, Филя у нас необычный и живет неподалеку.

В эту минуту снова раздался звук дверного колокольчика. Агафья пошла отворять дверь, бельчата побежали за ней. На это раз лестницу спускать не понадобилось, за дверью на пушистой ветке стоял молодой бельчонок, немногим старше Сони и Тимофея.

Тетя Агафья, я Леня-вы помните меня? Вы были у нас на моей Каше месяц назад.

-Миленький Ленечка, проходи. Дети-это сын моей подруги Ники, они и живут неподалеку. Знакомьтесь, уверена, вы подружитесь!

Тимофей от восторга заплясал на месте. У него есть друг! Белк Леня! Сестра-это здорово, но друг-это друг! Соня с любопытством разглядывала немного смущенного гостя. Чуть выше них, Леня был обладателем интересного окраса хвоста, на нем было несколько темных полосок, как у енота. Знатоки примет утверждали, что это признак артистизма, непременно белка с таким хвостом будет талантливой в каком-нибудь искусстве. Одет Леня был в зеленый комбинезон с двумя накладными карманами, из одного торчали какие-то палочки.

-Тетя Агафья, мама сказала, что раз Соня с Тимофеем уже выходили вчера, то сегодня они захотят погулять по нашей улице. Раз уж так получилось, может быть вы не будете держать их дома до каши, а разрешите им погулять со мной. Я их со всеми познакомлю, все покажу на нашей Большой поляне.

Тимофей с Соней с криками «Ура» повисли на маме с двух сторон.

-Мамочка, пожалуйста! Отпусти нас с Леней!

Агафья вздохнула, улыбнулась,

-Что с вами, дети, делать! Только недолго, через час обед. После обеда сможете погулять еще немного. Леня, предупреди маму, что у нас пообедаешь. Знаю я вас, через час ни за что не захотите расставаться. Молодым белкам лишь бы бегать по лесу вместе. Водой не разольешь.

Через минуту голоса новых друзей раздавались с улицы, на которой родились, и только начинали знакомиться двое из них. День был чудесный-теплый, солнечный, на ярко голубом небе не было ни облачка. Вся улица утопала в нежной майской зелени, повсюду распускались цветы, воздух был наполнен ароматами десятков цветущих кустарников: жасмин смешивался с ароматом сирени, оттенялся цветущими вишнями и яблонями, с земли благоухали распустившиеся цветы нарциссов. Соня зажмурилась от наслаждения, открыв глаза встретилась взглядом с улыбающимся Леней, он наклонился к ее уху и прошептал,-

-Я чувствую то же самое.

Соня не успела ответить, как раздался окрик:

-Поберегитесь, дети!

Бельчата оглянулись. Прямо за ними ехала разноцветная тележка, прицепленная к передней части велосипеда, за рулем которого восседал солидный дятел, ловко управляющий своей машиной.

-Бельчата, здравствуйте! Мы, кажется, с вами еще не знакомы? Я Анатолий, владелец киоска мороженного, выбирайте себе эскимо и скажите ваши имена, ваши мамы внесут за вас плату орехами позже. Взяв себе малиновое, Соня сначала лизнула мороженное Тима-грушевое, надо же было попробовать. Лена выбрал дынное, подмигнул Соне и обещал оставить маленький кусочек. Мороженное было очень красивое-овальной формы на тонкой палочке. Записав имена в блокнот, Анатолий не спешил уезжать. Ему хотелось поговорить, дятел Анатолий был знатный рассказчик, а для новых слушателей был полон вдохновения превзойти самого себя.

-Бельчата, вы уже бывали на Золотой поляне?

-Нет, дядя Анатолий,-ответил Леня, -я еще не бывал. Мама обещала сводить меня через неделю, а Соня с Тимом первый раз гуляют.

-Да ну? Вот везунчики, первый раз и сразу меня с мороженным встретили! Ладно, нашу центральную поляну вы еще увидите. Не сегодня, так через неделю. А сегодня там делать нечего, оцепили поляну веревкой, не пройти, не проехать. Под нашим валуном археолог работает, из города приехал,-крот, как зовут-не знаю, выдумывать не буду. А что неделю работает- роет и уже нашел кое-что, скажу. Да не просто мелочь какую, я сам у себя в новом доме в дупле старинную вещь находил-гвоздь ржавый, таких сейчас и не делают. Но это что! Хотя я и гвоздю рад, все-таки антикварная вещь. Храню в шкатулке, будете у меня в гостях-покажу. Бельчата от нетерпения переминались с лапы на лапу, про гвоздь было не интересно, а что нашел ученый крот?

-Дядя Анатолий, что нашел этот археолог?

-Нашел, да. Монеты старинные — это такие деньги металлические. У нас в лесу деньги не в ходу, мы передовой лес, демократический. А в городах есть, и раньше у нас были, при ранних монархиях. Но эти монеты-другие, им тысяча лет, а может и больше.

-Не может быть!?

Да. На них изображение зверей, которых уже нет- драконов, ящериц огромных с крыльями. Разных. Крот много монет нашел. И говорит, что неслучайно наткнулся. В книгах старинных было написано, что в нашем лесу драконы проживали. Вот так-то! Сенсация!

-А что такое сенсация?

-Новость потрясающая-вот что такое. Про эту находку в газетах в городе писать будут. Вчера прилетал из газеты журналист- грач, я его сам видел. Рисунки монет делал. Фотографировал и с кротом разговаривал- интервью брал, такой специальный разговор про сенсацию. Ясно теперь? Удивил вас, малышня?

-Да, дядя Анатолий! А как увидеть этих ящериц?

-Да никак пока, только в газете на фотографиях или позже- в лесном музее. Но когда-неизвестно, их же еще ученые изучать буду. С этими словами дятел, довольный собой, укатил на своем велосипеде, оставив бельчат стоять на тропинке с открытыми ртами.

Глава 6. Первый след драконов.

-Мы должны увидеть эти монеты сегодня же, я заснуть не смогу, пока не увижу ящериц с крыльями.

Тимофей держался лапами за щеки и смешно таращил глаза.

-Друзья, вы со мной? Нам надо проникнуть в дом, где живет ученый крот.

Соня рассмеялась. Она была уверена, что ее братец не устоит против такой приманки.

-Тим, нам же мама показывала в книжке рисунки с драконами?

-Соня, как ты не понимаешь! Рисунки делали художники, которые сами дракона не видели, им в детстве про них рассказывали. А на монетах отливали драконов сами драконы.

-Почему ты так уверен?

-А как же иначе! Мама говорила, что на монетах изображаются герои или монархи. А вдруг у них драконы были монархами? Очень круто!

Все трое рассмеялись. Очевидно, что бежать смотреть монеты хотелось каждому. Обсудили, что до обеда времени в обрез, точно не успеют, а два дня подряд сбегать и теряться, такого мама точно не выдержит- будет скандал, а может что и похлеще, запретят гулять до Каши-сиди неделю дома. Леня примерно представлял, как пройти к Золотой поляне. Так и решили, а пока отправились знакомиться с родной улицей, которая состояла из лабиринта запутанных переулков и тропинок, расположенных на одной большой поляне, с сотней деревьев, и на каждом был дом, иногда два. Верхний дом белки или птицы- наверху и небольшой коттедж у подножья дерева. Изредка встречались дома-норы. На земле стояла лишь дверь с насыпью, а дом располагался под землей. Мыши и барсуки любили жить в таких подземных домиках. Окна им были не нужны, их глаза были так устроены, что в темноте они видели так же, как при дневном свете.

За час наши друзья успели познакомиться с несколькими ежами, всегда готовыми поболтать, с парой зайцев, проживающих в розовом коттедже. Зайцы сидели на крыльце своего дома и мастерили очередной сюрприз для волка. Дразнить волка было их любимым занятием. Волк Дмитрий относился к заячьим проказам с пониманием. Он был уже не молод, а в детстве слыл несносным задирой и забиякой, скольким зверям портил настроение, что уже несколько поколений молодых зайцев считали своим долгом учить волка уму разуму. Это вошло в традицию, и волк не обижался, он полагал себя стоиком, да и был им. Молча переживал бесконечные проказы и каверзы со стороны зайцев, никогда не жаловался на них ни заячьим родителям, ни соседям. Даже иногда смеялся над самим собой – если, конечно, не оказывался в канаве с крапивой по вине ушастых волкоборцев. Волк вел дневник, подумывал встарости написать книгу, чтобы Зачарованный лес узнал, какой он стоик, и еще о своих приключениях в юности. Может быть внучки смогут гордиться дедом. Все это волк обдумывал не раз, посиживая в кресле качалке на веранде своего дома на краю Большой поляны. Размышлял волк и сегодня, в то время как перед его домом показались три незнакомых молодых бельчонка. Каверз от бельчат Дмитрий не ждал, с белками затяжных ссор не имел. Благодушно поздоровался и подошёл к юным соседям познакомиться. Через пару минут волк Дмитрий уже выяснил, что сегодня у бельчат первая прогулка, узнал потрясающую новость про монеты с драконами, почему-то почувствовал волнение и желание увидеть эти монеты самому.

-А что бы нам, друзья, не пойти посмотреть на монеты вместе, а лучше поехать. У меня же есть велосипед с коляской, сидение в коляске одно, но это для волка, а вы втроем поместитесь. Идите обедать, а я пока смажу маслом велосипедную цепь, я его после зимы еще не доставал, разленился за зиму, перестал ездить по лесу, дома больше сижу, размышляю. Бельчата в восторге согласились, договорились через час встретиться у волка.

-Видишь, Сонечка. Все складывается, чтобы мы сегодня же увидели драконов. Тимоша приплясывал вокруг сестры, идущей по тропинке к дому за руку с Леней. Изредка Соня наклонялась понюхать приглянувшийся цветок, Леня терпеливо ждал, и ему это нравилось. Лене сегодня все нравилось, он сам не мог понять, почему он полон такого счастья. Конечно, новые друзья, но он уже познакомился с несколькими бельчатами. Ни с кем ему не было так хорошо, как с Тимом и Соней. Единение сердец, мама ему говорила, когда встречаешь близких по духу зверей, происходит единений сердец, а лучше этого ничего в мире нет.

Вернувшись в дом на родной лиственнице, Тим с Соней застали маму, пишущую письмо папе. Обед для троих бельчат был на столе, Агафья несколькими минутами позже зашла к детям на кухню.

-Как вам наша улица? С кем уже познакомились?

-Мамочка, у нас самая лучшая поляна, все, кого видели, очень добрые, все хотят дружить. Тим подмигнул сестре и приятелю.

-Мы ели мороженное. Встретили дядю Анатолия.

-Мороженное? Перед обедом!

Агафья хотела было нахмурится, но глядя на счастливых детей, махнула лапой. Да и отсутствием аппетита бельчата не страдали. Супные тарелки стояли пустые, котлеты исчезали одна за другой. Агафья продолжала расспрашивать, Тим за всех отвечал, явно не имея намерения рассказывать маме об их потрясающем плане отправиться в центр леса. Соня с Леней были согласны, вряд ли отпустят. А лишаться приключения ни за что не хотелось. Допив кисель, Соня с Тимофеем чмокнули маму и побежали на улицу, якобы продолжить знакомство с родной улицей. Не прошло и десяти минут, как они стояли у калитки волка Димы, при расставании так волк просил его называть.

Дима даром времени не терял: выкатил на дорожку перед домом велосипед, успел не только смазать цепь, но и почистить коляску, принести из дома диванную подушку и положить ее в коляску на сидение, чтобы бельчатам было удобнее. Сам переодел домашний костюм, в котором привык коротать время в своем кресле на более нарядный и яркий: лиловые брюки и рубашку с эмблемой корабля, на котором волк в юности совершил круиз, сопровождая своего двоюродного дедушку, состоятельного городского волка, желавшего попутешествовать в компании, и заодно сделать приятное внуку родного брата, не выезжавшему из Зачарованного леса. Из той поездки Дима привез массу впечатлений, а еще больше одежды, хватило на многие годы. Так щедр был его пожилой родственник.

Бельчата с удовольствием залезли в коляску, и волк покатил по дорожке, ведущей в сторону центра леса. За их передвижением наблюдали несколько сидящих на деревьях птиц. Живо обсудив, куда это собрался домосед Дима, да еще и с прицепом белок. Но день стоял такой теплый, солнце пригревало, и птицам было лень долго болтать на тему, далекую от личной жизни самих птиц и их семейств. Зимним скучным вечером еще куда ни шло, но тратить весенний полдень на болтовню про соседа птицы ни за что бы не стали.

Не прошло и часа, как велосипед волка затормозил на подступах к Золотой поляне, могли бы добраться быстрее, но волк предпочитал малозаселенные улочки и тропинки, по которым нет большого движения зверей-пешеходов. Бельчата всю дорогу молчали, любуясь красотой леса – новые деревья, которых не встретишь на их улице, удивительные цветы, небольшое озеро, по берегу которого они ехали, горки, овраги – все привлекало внимание наших друзей. Прибыв на место, они сразу же выскочили из прицепа, и с нетерпением смотрели, как Дима привязал свой велосипед к елке.

-Чтобы никто из баловников не взял покататься. Да еще сломают. Знаю я этих зайцев,-бормотал под нос волк. Оглядев с удовлетворением тугой узел на веревке, волк повел бельчат на Золотую поляну. И что за картина им открылась! Впору было ахнуть! На поляне стояло самое высокое в лесу здание –четырехэтажный особняк Совета двенадцати. Да, деревья, окружавшие дом, были выше. Но таких домов в лесу больше не было. Звери предпочитали жить в двухэтажных домах. А общественных зданий в лесу было не так много, да и те в основном были не выше двух этажей. Звери не любили работать вдали от дома- обычно, если зверь был лекарем, он принимал больных у себя дома в специальном кабинете. Лавка для обмена излишков помещалась пристроем к дому продавца-барсука Яши. Исключения можно было пересчитать на пальцах пары лап. Пожарная команда держала отдельный дом-гараж с поливальными бочками, установленными на мотовелосипедах. В пожарной команде работали только саламандры, все они были потомственными пожарниками, их династии веками тушили пожары в лесу.

Бельчата во все глаза разглядывали дом Совета двенадцати. Особняк был красивым-красного цвета с башнями по бокам. У дома стояли разноцветные скамейки, на которых часто сидели многочисленные посетители дома Совета. На поляне было около десяти домов, в основном одноэтажных, в них жили разные звери, которых не раздражали суета и мельтешение птиц и зверей около их домов. В самом центре поляны громоздился огромный валун, лежащий сейчас на боку, весь обвязанный толстыми кантами. Рядом с валуном зияла яма, обнесенная веревочным ограждением. Внутри ограждения кроме валуна были расставлены несколько синих палаток. К ним наши друзья и направились. Поравнявшись с ближайшей палаткой, волк деликатно кашлянул и спросил,

-Здравствуйте! Мы ищем ученого крота?

Из дальней палатки раздалось приглашение войти. Волк с бельчатами заспешили. Откинув тканевую дверь палатки, они зашли внутрь. По всему периметру овального помещения стояли столы, на которых лежали небольшие предметы, завернутые в бумагу с надписями, посреди палатки высокий крот в зеленых шортах и черной рубашке с закатанными рукавами что-то отмывал в тазе с водой щеткой на длинной ручке. Волк почувствовал себя неудобно, поддавшись ребячливому импульсу ехать смотреть монеты, сейчас, оказавшись перед занятым делами ученых археологов, волк застеснялся. Пока он медлил, в разговор вступила Соня.

-Дядя крот, здравствуйте, меня зовут Соня, это мой брат Тим и друг Леня, а волк Дима наш сосед. Мы приехали посмотреть на рисунки с настоящими драконами.

-Крот рассмеялся, он оказался совсем не строгим и не страшным, звали его Артем, охотно прервал свое занятие и принялся болтать с нежданными посетителями.

-Рад знакомству! Не ожидал, что новость о находке так быстро распространится по лесу, надеялся, что на неделю-другую удастся находку утаить от общественности, даже взял слово со знакомого журналиста, что две недели статьи не будет, хотел закончить раскопки. А сейчас жди гостей. Впрочем, я рад,-повторил крот.

-Расскажу вам всю историю, поверить в нее сложно. Если бы мне самому рассказали, я бы не поверил. Но я жуткий материалист, верю только в науку. Приснился мне год назад сон. Вернее так, проснулся утром с чувством, что я умираю, все тело ломит, обливаюсь потом, голова кружится. Попытался встать, не смог, повалился в кровать. Так промучился не знаю сколько времени, думал- конец мне пришел, потом все-таки заснул. И приснился мне сон, что лечу я по небу, как птица, и нужно мне победить дракона.

Тимофей ахнул,

-Вы в драконов в детстве играли?

-Если бы! Никогда никакими драконами не интересовался. Я в детстве в конструктор играл, дома хотел строить, а потом историей увлёкся, так археологом и стал. Так вот, лечу я, ищу дракона. Нашел, наконец! И что вы думаете? Победил! И вы не поверите, дракон, которого победил, мне прошептал: «В Зачарованном лесу мы жили в незапамятные времена. Много нас было. Мы познали все тайны вселенной, умели во сне уходить в другие миры. Однажды, узнав, что на Земле будет засуха и почти все леса погибнут, мы выбрали себе мир для жизни на другой планете, и ночью ушли в него, знали, где портал был, соединяющий наши миры. А сегодня мне надо было умереть, старый стал, много тысяч лет прожил, и решил я, что умру от рук смельчака, которого на бой вызову, а уж он должен суметь победить меня. Перед главным своим переходом между мирами хочу тебе сказать, что под большим камнем, который в Зачарованном лесу жители называют трибуной, лежат наши портреты, на монетах, которыми мы пользовались. Поезжай, найди, покажи зверям, чтобы они узнали, кто жил до них на Земле.

Крот Артем закашлялся, потянулся за стаканом с водой.

-Простите, друзья, вы, наверное, пить хотите, издалека пришли?

-Мы на велосипеде приехали, но чай попьем с удовольствием!

Соня смотрела на крота с восторгом. Она чувствовала, что он ей чем-то близок, чем, она пока не знала. Но обязательно узнает. И дело было не в потрясающем рассказе. Какое-то внутреннее ощущение, что они могли быть родственниками. Хотя, как белка и крот могут быть родственниками, она не знала. Крот сходил в соседнюю палатку и вернулся с горячим чайником и стопкой стаканов. Разлив чай, он продолжил,

-Наутро проснувшись, я удивился насколько ярким был мой сон, и как хорошо он сохранился в моей памяти. Чувствовал я себя неплохо, пару дней была небольшая слабость, но она не шла ни в какое сравнение с тем, как мне плохо было ночью. В больницу я не стал обращаться, а пошел в библиотеку, самую большую в городе. Месяц я потратил, чтобы убедиться, что никаких упоминаний о драконах, проживавших в России нет, про Зачарованный лес я вообще никакой информации в старинных книгах и справочниках не обнаружил. Как будто и не было его вовсе. Дальше я списался с несколькими коллегами из других стран. Про драконов сложено множество легенд, сказок, но рисунков на старинных монетах в виде драконов никто не встречал.

Крот рассмеялся,

-Вы думаете, я такой легковерный? Можно и так сказать. Мне всегда говорили, что я наивный. Верю в сказки. В сказки я, конечно. не верю. Но обмануть меня не сложно. Поверил я своему сну, что еще сказать. И вот я здесь. Списался с вашим советом, попросил возможность исследовать одно только место- под валуном на центральной поляне. И что вы думаете, они согласились. Про драконов я им, понятное дело, не писал. Сказал, что надеюсь найти артефакты, по которым наука установит, когда звери впервые заселились в Зачарованном лесу.

-Конечно, Совету это показалось интересным.

Задумчиво произнес волк Дима.

-Интересный вы крот, Анатолий! Жизнь у вас замечательно интересная. Мне бы такую! И сны у меня обычные – про хозяйство да про зайцев, что они еще удумают, озорники.

Дима вздохнул.

-Дядя волк, не расстраивайтесь. Мне тоже ни разу драконы не снились.

Леня погладил лапой волка.

-Леня, да ты маленький еще, у тебя вся жизнь впереди. Увидишь еще интересное!

-Вот так я и оказался неделю назад в Зачарованном лесу. Приехал, Совет мне выделил помощников-местных кротов. Мы с ними за пару дней яму в несколько метров глубиной откопали. Много чего в верхних слоях лежало: черепки разные, гвоздики, пряжка с женской одежды. А после четырех метров нашли монеты. Больше сотни обнаружили. Впрочем, лучше один раз увидеть!

С этими словами крот взял со стола ближайший сверток, развернул бумагу и достал столбик монет.

Бельчата обступили Артема, волк Дима топтался за Соней. Монеты были особенными. Черные, блеск металла даже не проступал на поверхности монет. Большие, когда-то правильной круглой формы, сейчас с изъеденными временем краями и выпуклыми изображениям необыкновенных животных с двух сторон. Гордые, с маленькими головами, длинной шеей, мощным телом и лапами, огромными крыльями с перепонками. На всех монетах изображения были разными. Драконы летали, стояли со сложенными на спине или раскрытыми крыльями, улыбались, один даже был с закрытыми глазами. Может быть он спал. Ни на одном драконе не было одежды, не было перьев или шерсти.

Это было особое племя, не похожее ни на кого. Они были и птицами, и зверями, и чем-то большим. Они были живой сказкой. Сказкой, которая проживала в Зачарованном лесу.

Звери стояли притихшие. Все понимали, что держат в руках великую тайну, возможно больше, чем сегодня, они никогда не узнают о драконах, об их жизни. Соня думала о том, как же ей везет. Каждый день она сталкивается с чем-то необыкновенным. Танцующие шары, живые сферы, драконы, которые когда-то жили в ее краях. Жизнь удивительная штука. Сначала лежишь в колыбели, тебе читают сказки, рассказывают, что бывает, а чего не бывает. А потом оказывается, что взрослые сами не знают и в книжках не написано, где реальность, а где сказка. Но Соня обязательно это узнает. Она уверена, что у нее получится.

Крот еще долго показывал бельчатам монеты. Рассказывал, как он их с помощниками отмывал. Еще монеты будут чиститься в специальной камере в археологическом институте и только после этого можно рассчитывать увидеть настоящий цвет металла. Еще Анатолий на прощание сказал, что находка этих монет –самое счастливое событие в его жизни. И не потому, что сенсация и он прославится. Хотя это тоже приятно. Но потому что он сейчас уверен, что правильно выбрал профессию, смог сделать такое открытие. И главное, что он позволил себе довериться своему сну, поверить в себя. Не бросил дело, когда не нашел подтверждение в библиотеке. Не побоялся насмешек. А пошел бесстрашно и наивно к своей тайне. К тайне, открывшейся ему той ночью. И что он сейчас знает. Что без веры в себя ничего в жизни сделать хорошо нельзя. И даже если все против твоей идеи и мечты, надо верить и ничего не бояться.

Потом Анатолий всех обнял, Соня его даже расцеловала. Звери попрощались, и волк повез малышей по домам.