Авторы: Максимилиан и Дара Радовы

Лак хлопнул в ладоши: — Замок, приземлись!

И замок мягко, как перышко, опустился на землю. Высокие арочные двери распахнулись, и на пороге появился эльф, одетый в зеленое с ног до головы — мягкие зеленые сапоги, зеленые рейтузы, зеленый кафтан и зеленый колпак с тремя колокольчиками, тоже изумрудно-зелеными.

— Добро пожаловать, — мелодичным, словно сам колокольчик, голосом пропел эльф. — Я мастер Элген и с удовольствием покажу вам наши мастерские, где мы изготавливаем волшебные украшения.

Элген и бровью не повел, что вид Лактус и Бифидус его изрядно развеселил — лесные эльфы отличаются особой вежливостью, доходящей до церемонности. Даже если вы чихнете, они и бровью не поведут.

Все вошли в замок, который так же, как и дом Лака выглядел намного просторнее внутри, чем снаружи, до потолка было, казалось, не достать, как до небес. Огромный зал был украшен великолепными фресками с изображением диковинных птиц, животных и растений самых необычных расцветок под сияющим фиолетовым солнцем. Пол походил на океанские волны, переливаясь пурпурно-изумрудным светом. Зал был уставлен маленькими столиками, за каждым из которых сидел эльф с увеличительным стеклом на ремешке на лбу. Столик и костюм каждого эльфа были одного цвета так же, как и ящички на столе и камни-самоцветы, заполнявшие их. Лактус и Бифидус могли словно катиться или плыть по полу, ведь они все еще были конфетами. Эльфы вообще любители повеселиться, все они повскакали со своих мест, и принялись кружиться в хороводе вокруг гостей. Мастер Элген и Лак взмыли в воздух и следили за тем, чтобы никто не опрокинул столики, но все же вращающийся вокруг своей оси Лактус задел один, и камни рассыпались по полу. Элген тут же произнес:

— Время, время, закрутись, все, что было, то вернись!

Камни закрутились вихрем и ссыпались обратно в ящички.

А у Лактус и Бифидус закружилась голова, и они упали на пол, в то же мгновение превратившись в самих себя.

Мастер Элген спустился на пол и воскликнул:

— Давайте приниматься за дело!

Эльфы вновь расселись за своими столиками и занялись огранкой и оправкой камней, мурлыча под нос веселые песенки.

Мастер Элген объяснил, что камни добывают под землей гномы и что у каждого самоцвета свои таланты и волшебные способности. Одни придают вдохновения, другие открывают видение будущего, третьи помогают развить необычные способности, например, мгновенное перемещение в пространстве и времени. Камни синих оттенков могут успокоить, зеленые исцелить, желтые вселяют радость, оранжевые придают сил и ловкости. Эльфы всегда принимаются за изготовление чудесных перстней, браслетов, ожерелий и кулонов только в прекрасном расположении духа, а это значит, почти всегда, для этого они поют свои песни. Недавно они закончили корону из тончайшей золотой скани со ста восемью волшебными самоцветами по заказу вождя из Амазонии. Ему сейчас требуется огромная созидающая сила, чтобы спасти огромные леса, безжалостно уничтожаемые людьми.

— Все волшебные украшения должны попадать к существам только с горячим добрым сердцем, сказал Элген. — Когда-то эльфы творили и для людей, но те слишком часто использовали их во зло, и общение с миром людей почти прекратилось.

Лактус и Бифидус переглянулись, и Бифидус робко спросил:

— А можно ли нам получить по маленькому, совсем крошечному камешку? Я бы очень хотел путешествовать еще больше, и телепортация мне бы очень помогла.

А Лактус добавил:

— Я тоже, и еще я мечтаю о том, чтобы всегда и везде можно было бы пить лимонад.

Элген улыбнулся:

Вы хорошие ребята, но есть одна штука — наши волшебные камни можно использовать только на благо многих, для одного и ради выгоды волшебство не подействует.

Лактус и Бифидус воскликнули хором:

— Мы же лучшие друзья и братья, мы всегда все делим пополам и помогаем другим!

— Да, это так, иначе вы бы здесь не оказались, — кивнул головой Элген. — Мы подарим вам самоцветы, какие вы пожелали, но всегда помните о дружбе.

Скорее всего, ты уже знаешь, что такое телепортация, мы только уточним, что для того, чтобы в одно мгновение переместиться в пространстве в желаемое место, нужно не только прекрасное воображение, вера и сила воли, но и умение накапливать и распоряжаться энергией своего тела. Волшебные кристаллы эльфов помогают направлять и фокусировать луч внимания, но только ты решаешь, становиться ли тебе сильнее. Если хочешь начать прямо сейчас, закрой глаза и попробуй в своем воображении создать шарик света, допустим красного цвета, и поиграть с ним. Если тебе легко и интересно, можешь добавить еще один другого цвета и продолжить свою игру. А теперь вернемся на остров.

Конечно! — Лактус и Бифидус рассыпались в благодарностях и бросились обнимать друг друга, Элгена и Лака.

Сердца их ликовали — их приключение становилось все более и более захватывающим. Вместе с Элгеном они принялись ходить от столика к столику, восхищаясь чудесными кристаллами и великолепной работой эльфов — тут была и золотая скань — узоры из тончайшей золотой проволоки, и красочная эмаль, и нарядная чеканка. Бифидус застыл у синего столика, его глаза разбегались, он не знал, какой самоцвет выбрать. Он все перебирал и перебирал камни, они словно стекали между пальцев, ему очень хотелось загрести их все, но нужно же было остановиться на одном-единственном, самом волшебном для его сердца. Лактус «ел» глазами желтые кристаллы, наконец он робко протянул руку и взял камешек с золотистой пчелкой внутри.

— Надеюсь, у этого камня будет получатся самый вкусный лимонад в мире! — провозгласил он.

Бифидус тоже определился с выбором, остановившись на прозрачном, как слеза, небесно-голубом сапфире.

— Мы будем благодарны за любой подарок! — хором проговорили они (и как это у них всегда получается?).

— Вы достойны самого лучшего, — светло улыбнулся Элген.

Лактус и Бифидус еще долго завороженно наблюдали за тем, как эльфы-ювелиры отливают золото и серебро, создают узоры и гранят камни. Затем эльфы решили устроить перерыв, все высыпали в сад перед замком, в котором помимо мастерских размещались кухня, столовая, кладовые, бальный зал, спальни и другие помещения. В такую прекрасную погоду, то есть почти всегда, обед устраивали в саду, столы стояли кругом и ломились от фруктов, овощей, соков и сладостей, приготовленных из меда, орехов и цветов. За обедом все оживленно расспрашивали Лактуса и Бифидуса о жизни в человеческом мире. Затем эльфы достали музыкальные инструменты — лютни, флейты, арфы, скрипки, колокольчики. Эльфы превосходные музыканты, их музыка творит чудеса и исцеляет душу.

Когда-то эльфы обучали музыке людей и дарили им музыкальные инструменты, одним из последних подаренных эльфами инструментов была стеклянная гармоника. Об игре деревянными палочками на подвешенных колоколах разного размера — прообразе еще одного прекрасного инструмента под названием «карильон», и стоящих на столике стеклянных бокалах, наполненных разным количеством воды, начали рассказывать в Европе около шестисот лет назад. Триста лет спустя виртуозное исполнение ирландца Ричарда Покрича сделало этот инструмент чрезвычайно популярным, он назвал свой набор Ангельским органом. Музыкант перешел к игре смоченными в воде пальцами, что придавало извлекаемым звукам еще более неземной, фантастический, похожий на пение эльфов характер. Пару десятков лет спустя широко известный американский политик и изобретатель Бенжамин Франклин, который, кстати сказать, проучился в школе всего лишь два года— на большее денег его отца не хватило, и он всю жизнь всему учился сам, был крайне впечатлен удивительным сладчайшим звучанием Ангельского органа, но решил усовершенствовать его — так же, как и многое другое, что попадалось ему под руку, например, молниеотвод, очки для видения одновременно вблизи и вдали, кресло-качалку. Франклин заменил стаканчики на чашечки и нанизал их на металлический вал в последовательности от самой большой до самой маленькой, как бусинки, общим количеством от двадцати четырех до сорока полусфер. Вал вращался, для этого нужно было нажимать на педаль, как на старинных швейных машинках, и чащечки частично погружались в воду, а прикосновение пальцев к влажным краям чашечек порождало нежный и приятный звук. Стеклянная гармоника покоряла своим небесным звучанием, великие композиторы — Моцарт, Бетховен, Чайковский, Штраус восхищенно сочиняли музыкальные произведения для нее. Со временем люди стали замечать, что волшебный звук стеклянной гармоники действует на их душевное состояние и настроение — кого-то он делал счастливым и восторженным, кого-то успокаивал, а кого-то расстраивал и даже пугал. Все дело в том, что стеклянная гармоника звучит с такой частотой, которую мозг человека воспринимает, но не «понимает, откуда» — кажется, что звук идет отовсюду, будто звучит сам воздух, а от этого, согласись, можно растеряться. Вот такой волшебный подарок эльфов. Вернемся к нашим героям. Эльфы заиграли чудесные мелодии и запели звенящими голосами чарующие песни на эльфийском языке, так что Лактусу и Бифидусу захотелось остаться здесь навсегда, но Лак сказал:

— Давайте теперь направимся к гномам, ведь это они добывают камни-самоцветы,а с эльфами мы еще встретимся на пиру сегодня вечером.

Лактус и Бифидус сердечно поблагодарили эльфов за гостеприимство и распрощались до вечера.

— Если хотите, можете добраться до копей гномов самым коротким путем, по туннелю, который начинается прямо здесь, в мастерских, а я уж доберусь по воздуху.

Волшебный Остров Слад. Часть 3, изображение №4

— Да, да! — восторженно захлопали в ладоши Лактус и Бифидус.

Элген подвел их к круглой дверце в дальней стене зала, открыл ее, поставил лоток на край большого желоба, Лактус и Бифидус удобно уселись.

— Ну, поехали! — махнул рукой Элген, и лоток заскользил по гладкой поверхности. Все быстрее и быстрее, так что у друзей перехватило дыхание от скорости. И еще больше от того, что весь туннель светился мерцающим светом, переливающимся зелеными, синими и лиловыми огоньками. Лактус и Бифидус мчались вперед, будто во сне, и очнулись, когда лоток, постепенно замедлив ход, выехал в круглый зал с высоким куполом. Не прошло и пяти минут, которые показались им вечностью, как они очутились глубоко под землей в главной штольне гномов.

— Ну, поехали! — махнул рукой Элген, и лоток заскользил по гладкой поверхности. Все быстрее и быстрее, так что у друзей перехватило дыхание от скорости. И еще больше от того, что весь туннель светился мерцающим светом, переливающимся зелеными, синими и лиловыми огоньками. Лактус и Бифидус мчались вперед, будто во сне, и очнулись, когда лоток, постепенно замедлив ход, выехал в круглый зал с высоким куполом. Не прошло и пяти минут, которые показались им вечностью, как они очутились глубоко под землей в главной штольне гномов.

На них смотрел во все свои разноцветные глаза бородатый гном в красном камзоле и рейтузах, подпоясанный зеленым кушаком.

— Лунгем к вашим услугам, — вежливо поклонился он.

— Эээ-ээ… благодарим, Лактус и Бифидус… к вашим, — немного запинаясь, ответили друзья.

Лак парил рядом. — Хорошо прокатились? — спросил он.

— Просто здорово! Даже быстрее, чем на улитках! Каким волшебством освещается этот туннель?

— Это все наши светлячки, они тоже любят камни.

Лактус и Бифидус осмотрелись — во все стороны веером расходились просторные туннели. Лунгем пригласил их последовать по одному из них, залитому мерцающим мягким светом светлячков, а Лак остался в зале. Проход спускался все глубже и глубже, Лактус и Бифидус уже начали волноваться, подумать только, ведь у них над головами были сотни метров земли! И вот вдали послышались голоса, смех, показались огни десятков ламп, освещающих во всю трудящихся гномов с кирками в руках. Скала, в которою упирался туннель, была усеяна драгоценными камнями, правда еще не такими яркими, какие они видели в мастерских эльфов, ведь самоцветы для этого облагораживают — нагревают на сильном огне, чтобы цвет стал ярче, гранят и полируют. И если все сделать правильно, то их волшебная сила увеличивается.

В давние времена гномы славились своей безмерной страстью к золоту, драгоценностями накоплениям, но эта склонность приносила им и Матери-Земле немало бед и со временем поутихла, так что работают они теперь только в свое удовольствие и не во вред природе. Вообще гномы очень веселый, дружелюбный народ, ценящий свою свободу и славящийся своим остроумием и находчивостью, хотя их шутки не всем по нраву. Они любят рассказывать истории, придумывать анекдоты, петь песни и просто весело болтать, им интересно познавать мир и общаться.

Волшебный Остров Слад. Часть 4, изображение №2

Живут гномы общинами по всей земле в скрытных местах в лесу или в горах, и умеют перемещаться мгновенно из одного места в другое на разные расстояния. Это, как мы уже выяснили, и есть телепортация. Но чаще им интересна сама дорога и приключения, поэтому они любят путешествовать пешком. На острове гномы поселились в те времена, когда драконы жили по всей земле, да так и остались здесь и даже с драконами подружились. Но об этом позже, а сейчас вернемся в туннель, по которому, кстати летали… нет, нет, вовсе не драконы, а птицы. Когда-то, спускаясь под земля, гномы брали с собой клетки с дроздами — эти чудесные певчие птицы очень чувствительны к запахам и своим беспокойством могли предупредить о присутствии взрывоопасных газов в штольне.

На настороженный вопрос Лактуса Лунгем улыбнулся и сказал:

— Нет, нет, здесь никакого газа нет, птицы просто поют для нас, а еще им нравится блеск минералов.

Но все же Лактус и Бифидус чувствовали себя не в своей тарелке так глубоко под землей и вскоре решили возвращаться. Лунгем проводил их обратно в круглый зал, где Лак мирно дремал прямо в воздухе под куполом. Лактус и Бифидус поблагодарили гнома за прием, и Лак предложил:

— А не отправиться ли нам к цветочным феям?

Они долго поднимались по винтовой лестнице, и когда наконец выбрались на лесную поляну, на которой были разбросаны зеленые приземистые домики гномов, вдохнули полной грудью и улыбнулись яркому солнцу, а солнце улыбнулось им в ответ.

— Какая же красота на земле! — воскликнули Лактус и Бифидус. — Мы опять поплывем?

— А не хотите ли полетать? — хитро подмигнул Лак.

Лактус и Бифидус подпрыгнули от восторга: — На божьих коровках?

— На одуванчиках.

— Но ведь они еще не отцвели? — удивились друзья.

— Ничего, у нас есть особый способ.

По лесной тропинке они вышли на опушку леса, перед ними простирался огромный луг, на котором, словно маленькие солнышки, желтели тысячи тысяч одуванчиков.

Конечно, эти одуванчики были раз в пять крупнее тех, что произрастают у нас.

— Забирайтесь! — скомандовал Лак.

Лактус и Бифидус ловко вскарабкались по толстым гладким трубочкам-стебелькам и старательно балансировали на душистых шапочках.

— Раскачивайтесь так, чтобы достать почти до земли, а потом взлетайте и прыгайте на следующий цветок. Нам нужно туда! — махнул рукой Лак.

Сначала неуверенно, но потом все смелее и смелее, друзья принялись раскачиваться и вылетев, как из катапульты, приземлились на пушистые цветки, росшие в метре от первых. Они быстро вошли во вкус и начали соревноваться, кто дальше прыгнет, а Лак хохотал без удержу, паря в воздухе. И так они прыгали до тех пор, пока одуванчиковый луг не сменился на разноцветье — тут росли и лучистые васильки, и нежная душица, целебная горечавка, шалфей и зверобой, иван-чай, ирисы, маки и фиалки, гусиный луки заячий горох, орлики, лютики, ромашки, клевер, алтей и сурепка, да все не перечислишь, названия многих необычных цветов, которые в нашем мире и не встретишь, Лактус и Бифидус совсем не знали.

Над лугом порхали сотни бабочек, суетились деловые пчелы и шмели и, конечно, цветочные феи — крошечные человечки в переливающихся всеми цветами радуги одеяниях, размером с наш тюльпан, с двумя или четырьмя огромными прозрачными крыльями. Лак взлетел повыше и торжественно объявил:

— Дорогие феи, дорогие все, позвольте представить вам наших гостей из мира людей!

Феи окружили Лактуса и Бифидуса и принялись наперебой стрекотать, называя имена своими журчащими, как ручейки, голосами:

— Асна, Тарра, Вейра, Дилла, приятно познакомиться, но вы совсем не похожи на людей, вы почти такие же маленькие, как и мы!

Друзья раскланивались во все стороны, пытаясь разъяснить, кто они на самом деле, но их голоса тонули в восторженных приветствиях и хлопанье крыльев. Да, цветочные феи очень эмоциональные, они даже самым малостям восторгаются — лучам солнца, каплям дождя, дуновению ветра, и бурно выражают свое ликование, они очень гостеприимны и окружат любого незнакомца заботой и вниманием.

— Мы готовимся к вечернему празднику, на который приглашены заморские гости — драконы. У нас работа в самом разгаре, поможете нам? Вы так ловко прыгаете с цветка на цветок, что даже шмелей обгоняете, мы видели! — закричали феи хором.

— С удовольствием, а как? — спросили Лактус и Бифидус.

— Нужно собирать нектар и пыльцу — с каждого вида цветов отдельно, а уж наши шеф-повара будут над ними колдовать. Вот вам ведерки для нектара и корзиночки с крышками для пыльцы, а когда наполните, несите вон в тот павильон. — задорно объяснила Дилла.

Лактус и Бифидус оглянулись и изумились — огромный шар, переливающийся всеми цветами радуги парил в воздухе. Феи подхватили Лактуса и Бифидуса под руки и плавно взмыли с ними вверх так, словно весили они не тяжелее перышка. Цветочные феи, хрупкие и нежные на вид, наделены недюженной силой. Друзья вернулись на одуванчиковый луг и принялись собирать нектар и пыльцу, перепрыгивая с цветка на цветок. Вскоре их ведерки и корзиночки наполнились благоухающей пыльцой и густым нектаром, да и сами они славно перемазались. Руки их стали липкими,облизывать с них сладкий нектар с пыльцой было одно удовольствие.

Бифидусу это занятие пришлось так по вкусу, что он готов был собирать и дальше, но когда друзья вернулись в павильон, чтобы оставить свою добычу на огромном овальном столе, выяснилось, что сбор на сегодня закончен. Тогда они вымыли руки и остались наблюдать за тем, как готовятся лакомые смеси для празднества. Для этого использовались похожие на кувшинчики пустые раковины волшебных улиток урри, обитавших на острове. По мере заполнения нектаром различных видов кувшинчики начинали вибрировать и меняли цвет, а при достижении нужного состава сами закупоривались крышками.

У каждого кушания было свое название, к примеру: Помадка Светлого Настроения, Мед Вдохновения, Мороженое Новых Сил, Эликсир Счастья, Компот Удачи, Зефир Гармонии, Карамель Радости и тому подобное. Друзья заохали и заахали, когда увидели длиннющие полки вдоль круглых стен павильона, сплошь заставленные кувшинчиками разных цветов, таких ярких и лучистых, каких и не найдешь в нашем мире.

— И как они все это только съедают? — переглянулись они.

Конечно же, феи заготавливают волшебные угощения не только для жителей острова, но и часто отправляют их в другие миры.

Солнце катилось к закату, и вскоре начали прибывать первые гости: лесные эльфы, гномы верхом на гигантских стрекозах и жуках. Кентавры, жившие на зеленых холмах острова, важной неторопливой походкой прогуливались по лугу, русалки под предводительством водяного собрались на берегу тихого рукава реки, проходившего вдоль луга, все деревья вокруг были заняты птицами. Одному огромному орлу досталось место на верхушке молодой березы, которая от каждого дуновения ветра сгибалась под тяжестью королевской птицы. Орел делал вид, что так и задумано, тогда как другие птицы прыскали от смеха — да, да, птицы умеют смеяться, и не только на острове Слад, где, как вы помните, они умеют и разговаривать на человеческом языке. Неожиданно ветер превратился в ураган, и березка согнулась так, что орел взлетел с недовольным стрекотом и приземлился на голову кентавру. Гномы и эльфы схватились за шляпы, бубенчики нежно зазвенели, а русалки со вздохом дружно нырнули в воду. Цветочных фей, Лактуса и Бифидуса задуло в павильон.

Неожиданно ветер превратился в ураган, и березка согнулась так, что орел взлетел с недовольным стрекотом и приземлился на голову кентавру. Гномы и эльфы схватились за шляпы, бубенчики нежно зазвенели, а русалки со вздохом дружно нырнули в воду. Цветочных фей, Лактуса и Бифидуса задуло в павильон.

— Что это?! — встревоженно закричали друзья. Лак, который, как воздушный шарик, зацепился за ветку ближайшего дерева, ответил, пытаясь перекричать свист ветра: — Драконы летят!

Подняв глаза к небу, Лактус и Бифидус принялись считать, их рты от удивления раскрывались все шире и шире: — Один, два…

Семь великолепных драконов, кружа в воздухе, спускались к лугу. Первый, размером с вагон поезда, покрытый сияющей алой броней и с отливающими золотом огромными крыльями, за ним не менее крупный дракон цвета закатного солнца с лазурными крыльями, следом золотисто-желтый с милой кисточкой на хвосте и бирюзовый с розовыми крыльями, затем ярко голубой дракон поменьше. Замыкали эту цепочку блестящие синий и пурпурный с серебряными крыльями.

— Приветствуем, друзья! — прогремело с небес.

У только что выбравшихся из-за деревьев гномов вновь послетали капюшоны, но тут драконы приземлились на покрытой мягкой, как ковер, травой площадке рядом с лугом, и ветер стих.

— Они к вам каждый вечер на ужин прилетают? — спросили Лактус и Бифидус.

— Драконы прилетают один раз в году, чтобы принести яйца, и делают это обычно рано утром, когда все спят. А потом на следующий год, когда вылупливаются их малыши, и тогда мы устраиваем большой праздник.

— А как же они могут точно предугадать день, когда появляются на свет их малыши?

— У каждого родителя сильная телепатическая связь со своим детенышем. Так что они знают точно, когда нужно вернуться.

— На острове драконов не всегда такая прекрасная погода, как у нас, порой там бывает довольно холодно. В мире осталось не так уж много драконов, поэтому они пекутся о каждом яйце.

— О, не беспокойтесь, — улыбнулся Лак, — Несмотря на их внушительные размеры и несколько грозный вид Драконы питаются энергией Солнца, а в плохую погоду могут питаться травой и цветами. Посмотрите, какие у них добрые глаза! Они вас и покатают с удовольствием!

— Вот это да, если рассказать кому-то, не поверят! — переглянулись Лактус и Бифидус. — Кто еще смелый?

Волшебный Остров Слад. Часть 5. Окончание, изображение №2

Отозвались три молодых гнома и три эльфа. Лактус и Бифидус решили лететь вместе, дело было за драконами. Красный подмигнул и оглушительно пробасил:

— Я, Вулканириус, предлагаю вам полетать со мной. Забирайтесь на спину, да держитесь покрепче.

Спина дракона не самое мягкое место, но ради такого приключения можно было и потерпеть. Участникам выдали специальные вожжи, но уж конечно не для управления драконами, а для того,чтобы держаться во время полета, закрепив вожжи за чешую. Гномы и эльфы тоже расселись, драконы приняли стартовую стойку, и Элген начал обратный отсчет. При крике «Старт» все семь гигантов взмыли почти вертикально в небо, у Лактуса и Бифидуса заложило уши. От страха и скорости они даже не могли кричать. Но тут драконы набрали высоту и перешли в парящий полет, поймав воздушный поток и почти не делая взмахов крыльями. Все наездники пришли в себя и теперь смогли хотя бы сесть, чтобы полюбоваться красотой острова и реки. Лактус и Бифидус восхищенно смотрели вниз: — На какой прекрасной планете мы живем!

— Жаль, не видны великолепные горы, где мы живем, — пробасил Вулканириус, слегка повернув голову. — А теперь держитесь!

Все семеро драконов ринулись к реке, блестевшей в лучах заходящего солнца. Зачерпывая крыльями воду, драконы резвились, как дети, а вот их наездникам было не до шуток, они держались из всех сил. Нарезвившись, драконы все же дали им возможность полностью насладиться полетом и через час приземлились на изумрудную поляну. Зрители аплодировали, улыбались, пожимали смельчакам руки.

— Как вам понравилось? — спросил Лак.

— Это просто невероятно круто! — захлебнулись от восторга Лактус и Бифидус.

Драконы один за другим вновь взвились в воздух, подняв ураганный ветер, и исчезли за лесом.

Волшебный Остров Слад. Часть 5. Окончание, изображение №3

— Кажется, пришло время для малышей, — сказал Лак.

Стемнело, на деревьях мерцали сотни фонариков, в которых роились светлячки. Собравшиеся начали разливать угощения из кувшинчиков. Зазвучала чарующая музыка — эльфы играли на гуслях и флейтах, русалки пели голосами-бубенчиками, кентавры цокали в ритм копытами. Лактус и Бифидус чувствовали себя необычно уютно, так легко, радостно и спокойно было на душе. В молчании вглядывались в звездное небо, вдыхали ароматы цветов и летних трав, и мир казался таким бесконечным и прекрасным, что и не выразить словами, да и не нужно.

Через некоторое время над лесом появились огромные тени, опять засвистел ветер, это возвращались драконы. Они мягко приземлились, и все закричали «Ура!» — на спине у каждого восседали милейшие дракончики с огромными глазами, забавными мордочками, толстенькими лапками и крошечными крылышками. Все они были еще неярких пастельных тонов и похожи больше на игрушки. Все подняли бокалы за здоровье малышей, поздравляя родителей. Совсем скоро малыши окрепнут, их крылья отрастут, и родители обучат их всему, что нужно знать порядочному дракону: целебным свойствам трав, какие цветы особенно сладкие, и главное, как творить волшебство. Драконы живут в невидимом нам мире, однако сами они прекрасно видят, что творится в мире людей, и порой могут вмешиваться в человеческие дела, особенно в трудные времена, когда надежда на лучшее почти иссякает. Драконы могут придать сердцу человека мужества и помогают раскрыть его доброту.

Волшебный Остров Слад. Часть 5. Окончание, изображение №4

Вперед выступил мастер Элген и громко объявил:

— Дорогие жители острова Слад, наши добрые соседи и верные друзья, вы все уже успели познакомиться с нашими уважаемыми гостями, Лактусом и Бифидусом. Вы все знаете, что происходит сейчас на Земле, давнему разделению наших миров наступает конец. Мы предвкушаем времена, когда люди и все остальные жители планеты смогут снова общаться друг с другом открыто и сотворять новый прекрасный мир на Земле. И пусть уважаемый Лактус и уважаемый Бифидус выходцы не человеского рода, они показали на собственном примере, как из разрушителей … гмм..гмм.. зубов можно превратиться в изобретателей, создающих новое в гармонии с окружающим миром, к чему мы всегда призываем и стремимся сами. По этой причине наши уважаемые гости оказались здесь. На их примере вы все можете убедиться в том, что снова найти общий язык с людьми возможно, полезно и приятно. Друзья, в честь этого я от лица лесных эльфов и всех жителей острова и, если позволите, наших добрых соседей, прошу Лактуса и Бифидуса принять в дар эти волшебные украшения.

На маленькой тарелочке лежали два красивых перстня. Огромные камни искрились при свете фонарей-светлячков. У друзей ёкнуло сердце, а на глазах выступили слезы, они кланялись во все стороны и благодарили Элгена, Лака, гномов и всех своих новых гостеприимных друзей. Ах, если бы они только знали раньше, какая честь им выпала быть представителями всего человечества! Они говорили о том, как они всегда верили в чудеса, и как они рады, что их фантазия привела их на остров. И как они хотели бы учиться волшебству, чтобы творить добрые дела.

И тут Лактус и Бифидус вместе почувствовали, как они соскучились по дому в том мире, где почти нет чудес, где большинство людей большую часть жизни вынуждены заниматься вовсе не тем, что им по душе. Но несмотря на это люди умеют любить, помогать друг другу и создавать красоту. Им сейчас же захотелось вернуться обратно и изобрести что-то невероятно доброе и полезное, а потом вернуться на остров и удивить всех жителей.

Лак прочитал их мысли:

Драконы с удовольствием могли бы доставить вас домой, но, кажется, сегодня нелетная погода. Наши стрекозы хорошо постарались, и скоро будет долгожданный дождь.

Все посмотрели на небо, на нем не было видно ни одной звезды.

— Ура! — закричали все, — Наконец-то все растения и ручейки напьются вдоволь! Лактусу и Бифидусу лишь на мгновение стало грустно, но общий восторг заразителен, так что они поглядели друг на друга с улыбкой:

— Домой еще успеется!

Прилетели первые капли дождя, огромные и очень теплые, они сбивали с ног цветочных фей, всем было очень весело, а дракончики ловили капли своими разноцветными языками. Вновь заиграла музыка, и все бросились в пляс — эльфы с гномами, кентавры с русалками, жуки со стрекозами, только бабочки попрятались в павильоне, чтобы с их крыльев не смыло пыльцу.

Засверкали молнии, загремели раскаты грома, но даже малыши-драконы не испугались.

— Какой великолепный день рождения! — кричали все. — Да здравствует остров Слад, да здравствуют все, такие разные и непохожие!

Гроза потихоньку уходила в сторону, все начали расходиться.

— Доброй ночи! — все желали друг другу.

— Ну что же, друзья, — сказал Лак Лактусу и Бифидусу, — пойдемте ложиться спать. Обоих друзей подхватили огромные стрекозы, и через несколько минут приземлились у домика Лака на дереве.

— Всем чистить зубы, доброй ночи! — прогудели стрекозы и улетели.

— Добрых снов! Завтра будет чудесный день! — зевая, помахали рукой друзья.

Конец первой главы

Вот и закончилась первая глава данного путешествия друзей. Что будет дальше, мы еще пока не знаем и будем вместе с вами ожидать продолжение.