Глава 29.Счастье.

Соня схватила рукав Каники и зажмурила глаза, через мгновение открыла, они стояли на пригорке, перед ними текла река, за которой раскинулась деревня, вернее протянулась вдоль реки в два ряда, аккуратные домики, украшенные резьбой, с замысловатыми крышами, флигельками и башенками. Стояло лето, что было удивительно, Соня не узнавала место, они никогда не была в этой деревне и вместе с тем оно казалось знакомым.

-Я здесь бывала? Во сне?

-Нет, Прекраснохвостая, ты здесь не была, но слышала не раз об этой деревне.

-Деревня сказок!

-Да.

Но зачем? Что мы станем в ней делать?

-Разве ты не хочешь поговорить с Фомой?

Соня задохнулась!

-Он здесь? О Каника!

-Держи меня за рукав.

В следующее мгновение кошка с Соней стояли на крыльце одной избушки. Соня вбежала в дом, Фома сидел на лавке. Он не сразу оглянулся на звук открывшейся двери. Лавка, на которой он сидел, стояла перед столом, на котором лежала пачка исписанных листов, Фома писал. Листы бумаги были почему-то ярко-желтого цвета, как желток. Фома обернулся. Не веря своим глазам, бросился к Соне. Они долго не могли выпустить друг друга из лап, обнимались, Соня плакала. Фома прижимал ее голову к своей груди.

-Прекраснохвостая, как ты меня нашла? Я видел тебя в первый день, когда ты сидела рядом со мной в больнице, Тим был рядом, еще тихая девушка медсестра с книжкой. Я целые стуки провел там, а потом решил не терять время, записать сказку. Я давно приметил эту избушку, зашёл в нее, у нее была сказка слишком длинная, мне было не успеть записать ее за ночь. Представь себе она про любовь. Перед свадьбой жених умирает, а невеста становится колдуньей. Дом сказал, что это сказка специально для меня, велел обязательно прийти и записать ее. Я и подумал в больнице, что сейчас — в самый раз. Исписал уже сто страниц, хорошо, что здесь чернила в ручках не заканчиваются, а то бы пришлось возвращается в больницу за новой ручкой. А с больницами никогда нельзя быть уверенными: выпустят тебе из нее или залечат до конца, что уже не успеть записать сказку.

-Фома, тебя не залечат. И если я и стану колдуньей, то вместе с тобой, так и знай.

-Я не против, Прекраснохвостая. Но разве это зависит от меня?

-Зависит. Я с черной кошкой пришла, с Каникой. Она моя прабабушка Серафима, в это трудно поверить, но постарайся.

-Вовсе не трудно, родная. Если ты колдунья, то должна быть из рода черных кошек, а как иначе. Это Каника тебе помогла найти дорогу, ты сейчас где, дома у нас?

-Фома, я не дома, я в Зачарованном лесу. Вернее, была, я не сплю, меня вместе с физическим телом перенесла сюда Каника.

-А вот это удивительно. Значит коты могут все. Раз они создают наш мир, почему бы нет. Вы долго добирались?

-Пару секунд, только зажмурилась, мы оказались на горке за рекой. Выйдем на улицу, я хочу, чтобы Каника тебя увидела.

-На всякий случай рукопись с собой возьму, вдруг она нас еще куда-нибудь перекинет или изба обидится, что я ушел, а сказку оставил, сотрет.

Каника стояла на веранде перед домом, прикрыв глаза. Казалось, всецело наслаждалась лучами утреннего солнца. Рассвет и вправду был удивительный. Все небо переливалось, как жидкое золото, солнце светило сквозь золотые пласты, отражаясь бликами на всех поверхностях. Фома переводил взгляд с Каники на Соню, под мышкой у него торчал пакет со сказкой, пакет был с оборванной ручкой, которая придавала происходящему оттенок реальности в фантастической картине идеального совершенства.

-Я не уйду без него, Каника. Я готова служить и жить в Зачарованном лесу, но я хочу быть счастливой. Не отнимай у меня возлюбленного. Жизнь не обязательно должна быть испытанием, она может быть сказочным наслаждением.

Кошка смотрела на Соню, но заговорила с Фомой.

-Ты не сможешь стать Хранителем, ты будешь мужем Хранительницы, вы будете жить в Зачарованном лесу, но ночью вы станете расходится по разным мирам. Ты хочешь этого?

-Я рад тебя увидеть, Каника. Соня-волшебница, я понял это сразу, как увидел ее. Почему бы мне быть против? Пока она хочет быть со мной, я стану жить с ней в лесу, в поле, на окраине мира, нашего или того, где ей будет хорошо. Моей жизни не хватит, чтобы записать все сказки с улицы сказок, мне есть, чем заниматься ночами, когда Прекраснохвостая станет творить свою магию, сохраняя наш мир.

-Кошка снова прикрыла глаза, ушла в свою блаженную дрему. Несколько минут все молчали.

-Обычно мы так не делаем. И дело не в том, что Соня в некотором роде моя внучка. Сейчас такое время, когда нам не нужны ничьи слезы и страдания. Вы хотите жить вместе-почему бы нет. Это не по правилам, но мы сами создаем наши жизни и наши правила. Соня, я отнесу тебя сейчас в больницу в Большом городе, через неделю жду тебя в Зачарованном лесу. Фома приедет к тебе, когда поправится, пару недель спустя. Займется домом для вас. Тебе будет некогда, Прекраснохвостая, тебе нужно учится. Кстати, захвати у него пакет, ты перенесешь его рукопись, думаю, он обрадуется, когда очнется в больнице. Все желания должны сбываться, иначе зачем нам с тобой создавать и хранить этот мир? Держи меня за рукав.

Соня снова зажмурилась, а открыв глаза, она очутилась перед больницей, в которой лежал Фома, Каники рядом не было, Соня держалась за рукав собственного платья.

-Я подумаю об этом позже, -произнесла вслух Соня и побежала в палату. Вокруг кровати стояло несколько врачей, расспрашивая сидевшего в подушках вполне себе очнувшегося Фому, он выглядел бледным, слабым, но улыбался и отвечал на вопросы докторов. Увидев, входившую в палату Соню, Фома сделала попытку встать, его тут же подхватили на руки и уложили обратно.

-Фома, не ведите себя, как ребенок, у вас травма головы, вы неделю провели без сознания, счастье, что вы очнулись и можете говорить, кровать вы покинете через неделю не раньше. Соня не отрывала от Фомы глаз, вспомнив, кое- о чем, она рассмеялась, вынула из подмышки пакет и подняла его над головой, одна ручка на пакете была оборвана. Фома замер, а через мгновение захохотал вслед за Соней. Доктора только сокрушенно разводили лапы и пожимали плечами. Разве пациенту можно так смеяться в его-то состоянии.

Глава 30. Начало.

За эту неделю Соня переделала массу дел: нашла покупательницу на дом, ту самую мастерицу из дома мод, которая учила Соню вышивать крючком. Оказалось, она давно подумывала о собственной школе вышивки и небольшом ателье. Помощница Сони, Зоя успела выучиться кроить за время работы в ателье и принимала заказы сама, пока Сони не было, мастерицы договорились работать вместе. Вышивальщица выставила на продажу свою квартиру рядом с домом мод и после продажи готова была расплатится с Соней за ее дом. С коллекцией платьев дела шли прекрасно, фабрика справлялась с планами, сроками, сложными вышивками. Полина буквально поселилась в своем кабинете на фабрике, тем более, что синица-технолог, не сводивший с нее глаз со дня знакомства, оказался совсем не тихоней, о свадьбе еще не говорили, но с родителями друг друга парочка уже познакомилась.

Полина выглядела похудевшей, ее глаза сияли. Соня отменила свадебные договоренности, кроме торта, который выкупила на следующий день после приезда, разрезала на четыре куска и отвезла: два в издательства, с которыми сотрудничал Фома, один кусок отдала врачам из отделения, где лежал Фома, а четвертый кусок был съеден в палате счастливой парой и их близкими друзьями. Тим смог переехать в квартиру Фомы и заняться архитектурным проектом, ради которого приехал в город. Никто, кроме Фомы, не знал, как вернулась в город Соня, все думали, что она приехала на поезде, пробыв в лесу несколько часов. Решение пары переезжать в Зачарованный лес не показалось странным. Некоторые знакомые думали, что Соня с Фомой уедут пожить в лес пока здоровье Фомы не поправится окончательно. Жалели, что Соня бросает карьеру после такого блестящего начала, но понимали, что здоровье близкого человека важнее. Полина хоть и расстроилась сначала, но увидев решительный настрой Сони, быстро сдалась, да и она была не в том состоянии, когда хочется спорить и сопротивляться переменам. Подруга уезжает, но самой Полине предстояло сменить место жительства, и в конце концов, разве Соня с Фомой не могут вернуться, например, через год. Хотя в глубине души Полина понимала, что друзья вряд ли вернутся, они продали свой любимый дом, а это серьезно. Все видели, как дом им подходил. Что же делать, придётся ездить в гости друг к другу, так даже может быть и лучше. В Зачарованном лесу было очень хорошо, почему бы Полине не приезжать на каникулы с мужем два раза в год.

Последние дни Соня собирала вещи, накануне Тим снял дракона с беседки, упаковал в огромную коробку. Во вторую Соня сложила люстру, свою машинку, швейные принадлежности, без которых она не представляла свою жизнь, какой бы волшебницей она не была. Рядом с коробками стоял чемодан с ее платьями, любимый сервиз и кое-какие мелочи, к которым Соня привыкла. Условились, что свои вещи Фома привезет сам.

В последний день Соня провела время с Фомой, они прощались ненадолго, доктор кот согласился отпустить Фому через неделю другую, слишком шустрый оказался пациент, такого не залечишь, да и мелькала у доктора эгоистическая мысль. Фома обещал после выздоровления издать новую сказку про колдунью, а сынишка доктора ужас, как любил сказки про волшебников и колдуний. Доктор старался эту мысль гнать, не думать, но до конца справиться с собой не мог. Думал. «Пусть себе выписывается сказочник, издает скорее свою сказку, а я ее почитаю своему мальцу». Да и самому доктору было интересно, как живут настоящие колдуньи, но в этом он себе не признавался ни за что.

Соня сидела на кухне у Серафимы, на суперсовременной кухне нижнего мира. День с утра был не по-осеннему теплый, даже жаркий. Уже неделю Соня жила в доме родителей в своей бывшей детской. Она и жила, как в детстве – без забот и тревог, Фому ожидали в Зачарованном лесу через несколько дней, не раньше. Серафима все это время отсутствовала. Занятия в школе в верхнем мире были приостановлены, Соне были предоставлены каникулы, и она отдыхала. Завтракала, брала с собой книгу и отправлялась в один из любимых уголков леса: к реке, на Светлое озеро или сидела в раскладном шезлонге в подвесном саду Агафьи, рядом с родительским домом.

Когда они последний раз разговаривали с Серафимой, прабабушка сказала, что жизнь у зверя имеет свой сценарий, его можно представить в виде дерева, у кого-то это могучий дуб, у другого хлипкая осинка. У каждого дерева есть основной ствол, ветви, ведущие к небу. И когда Соня выбрала ветку сценария- уйти от Лени и переехать в Большой город- это была боковая ветка и верхней частью этой ветки – венцом ее жизни была карьера- открытие ателье и создание собственной коллекции, которая была бы связана с ее пониманием мироустройства, с творцами ее мира- мистическими котами. И Соня создала эту коллекцию, но то, что должно было служить планом на целую жизнь она прошла за несколько месяцев. Дошла до вершины ветки, пока она не закончилась, а дальше- Соню вернули на ствол, ее прежняя жизнь закончилась, и начался новый сценарий. Обо всем этом Соня думала всю прошедшую неделю. Она наслаждалась этой остановкой, впереди ее ждала неизвестность, как при переезде в Большой город, но сейчас Соня не была маленькой девочкой из Зачарованного леса, в Большом городе она прожила свою жизнь, и ей подарили еще одну. «Почему бы нет»,-думала Соня,- «Действительно, чем бы я занималась после коллекции с котами? Создавала бы вторую? Родила бельчонка и оставила ателье? Или город стал бы для нас с Фомой тесен, и мы отправились бы путешествовать, нигде не останавливаясь подолгу, переезжая из одного города в другой? Неплохо, но то, что предлагают коты намного заманчивее и интереснее. Хотя что точно она предлагали, Соня пока не знала. Хранительница, что бы это значило?

Неделя пролетела, Серафима вернулась и прислала ворона с приглашением прийти к ней на следующее утро на завтрак.

Серафима сидела в бирюзовом домашнем платье с вышитой птицей фламинго на груди. Соня подумала, что на любой другой белке платье выглядело бы вызывающе ярким, но Серафиме оно определенно шло. Они обнялись, Серафима поставила перед Соней тарелку с яблочными оладьями и разлила по чашкам смородиновый чай.

-Соня, скажи, как ты себя чувствуешь, не злишься, что мы вынудили тебя вернуться в Зачарованный лес.

-Серафима, сначала да, а сейчас я не знаю, как точнее выразить словами мои чувства. Я думаю, что жизнь прекрасна, возможность видеть красоту, любить, шить платья, писать сказки или творить магию. Я могу быть счастливой, если буду только женой Фомы, я думаю, что смогла бы даже пережить его уход, и пусть не быстро, но стать снова счастливой, творить в мире платьев и вышивок. Если бы мне надоело ателье, я стала бы искать дорогу на улицу сказок, и возможно, начала бы писать сказки вместо своего любимого. Сидела бы в кресле под люстрой с драконами и сочиняла сказки. Это была бы отличная жизнь, Серафима. Может быть полюбила бы еще раз, кто знает. Уверена, что Фома желал бы мне только счастья и любви.

-Это так, то есть тебе достаточно любви и сказок?

-Да, Серафима, мне лично да. Если бы не одно, но. Я училась в школе, узнала пусть немного, насколько волшебной может быть жизнь в верхнем мире с магией и возможностями, ограниченными лишь фантазией. А в нижнем мире, даже для сочинительства сказок нужно научится ходить в деревню сказок. И сейчас я ни за что не откажусь ни от магии, ни от верхнего мира. Я хочу узнать все про него, научится магии и принести ее зверям. Чтобы их жизнь стала захватывающе интересной.

-Ты думаешь, все к этому готовы?

-Нет, но все достойны лучшего. А главное, достойны — узнать возможности своего дерева-сценария, как не сорваться с него, выбрать ветку, ведущую на самый верх. Какая у него может быть судьба, если он перестанет цепляться за свои страхи и ограничения, если зверь начнет уважать себя, не соглашаться терпеть то, что ему не нравится. Этому можно научиться. Как доставлять себе радости, не бояться выбирать то, что хочешь, даже если никто не верит в тебя и твое дело. Перестать бороться с глупыми зайцами, как волк Дима, а начать искать драконов. Я жила в доме, чей предыдущий хозяин выбрал уйти к драконам, и я думаю, что у него получилось найти свою любимую. Я буду жить в Зачарованном лесу и учить всему этому зверей. Фома будет мне помогать, а я сделаю его счастливым, чтобы он мог писать сказки, и потом, мне кажется, что я начну писать сказки сама. Знаешь, когда я забирала у Фомы его пакет со сказкой и переносила его в нижний мир. Я чувствовала, что в пакете находится живое дитя- как бельчонок, что-то очень ценное, что-то, чему обязательно надо подарить жизнь. А чтобы это ценное смогло сделать людей счастливыми- искать свою судьбу, забыть страхи и боль, мне нужно научится слушать и запоминать истории, которые рассказывают избушки с улицы сказок. И я хочу научится быть такой чуткой и внимательной, чтобы записывать сказки, как следует. Ты мне поможешь, Серафима?

-Думаю, да. Ты ответила на вопрос. А если на твоем пути возникнут препятствия, не свернешь с него?

-А куда мне сворачивать? Вернутся в город, чтобы стать состоятельной владелицей известного ателье? Это очень скучная ветка, Серафима. Зачем мне деньги? Путешествовать? Это несерьезно, когда есть верхний мир. Во сне я могу летать в разные миры, с жителями, которых невозможно вообразить, настолько они необычны. Нет, я хочу учиться магии, любить и помогать зверям стать счастливыми. И когда-нибудь начать записывать сказки. И сворачивать мне некуда, нет больше других веток.

-Любишь ли ты садоводство, Соня?

-Нет, я никогда им не занималась серьезно садом, ты же знаешь, это мамино дело жизни. А почему ты спрашиваешь?

-Я хочу, чтобы ты присмотрела себе дом с садом. Садоводство Агафьи –очень полезное дело: выращивать овощи и фрукты, ореховые деревья и зелень. Я же говорю о другом садоводстве.

-О цветах для красоты?

-Нет, Соня, цветы ценны. Но я не о них. Ты сказала, что любишь магию? Я хочу научить тебя магии управления лесом.

-Всем лесом? Что значит управлять? Есть же Совет двенадцати.

-Да, Совет двенадцати важен, они знают свое дело, хорошие специалисты, но не они управляют лесом. Они решают, где построить здание или отвечают за то, чтобы дорожки в лесу были очищены от снега зимой, работают ли фонарики ночью, исправно ли у саламандр оборудование пожаротушения. Совет приглашает учителей читать лекции, но даже все это они делают не сами. Ты же знаешь, Фома пишет сказки, записывает, работает, связывается с издателем, выходят книги. Но сюжеты сказок ему диктуют. Так же и с Советом двенадцати. Им говорят, где они могут разрешить бобрам срубить дерево, а где нет. Где копать колодец. Когда нужно напомнить выдрам почистить реку. Очень многое делают Хранители. Твое дело- благополучие Зачарованного леса, а твой сад- это инструмент, с помощью которого ты сможешь управлять лесом, творить магию, другими словами.

-Серафима, как танцующие шары?

-Что?

-Разве ты не знаешь, я видела танец шаров, сначала сидя на дубе, пока не упала в обморок, потом открылась сфера с танцующими шарами, дома на рассвете.

-Да, забыла, Соня, что ты это видела. Это высшая магия, мне бы хотелось, чтобы ты стала одним из таких шаров, а когда-нибудь заняла мое место. Но сейчас об этом рано говорить.

-Но кто они, эти шары?

-Это звери, которые творят магию и превращаются в такие шары энергии, не все это могут видеть, если бы в тебе не было волшебства, ты бы увидела просто танцующих зверей.

-Но Тим тоже видел.

-Тимофей из нашего рода, в детстве все белки из нашего рода могут видеть энергии, возможно, сейчас он бы уже не увидел танцующие шары, как ты их назвала. Ты готова учится магическому садоводству?

-Да, но почему оно магическое?

-Мы присмотрим для тебя дом в подходящем месте, вы сможете в нем жить с Фомой. Рядом с домом ты разобьешь сад под моим руководством. Твой сад станет прообразом Зачарованного леса. Ты будешь заниматься своим садом, и от твоих действий начнут происходить нужные изменения в Зачарованном лесу.

-Но как я узнаю, что нужно делать?

-Ты будешь слышать сначала мой голос, потом ты начнешь чувствовать, что нужно посадить в саду, что прополоть, какую грядку оставить отдыхать без растений, какой куст подстричь и какую форму ему придать, где разбить клумбу, а какую ограду увить плющом. Ты расположишь маленький пруд, на берегу него ты будешь высаживать то одни цветы, то другие. Тебе станет понятно, что будет, если на севере посадить синие цветы. Твои мысли о саде станут настойчивыми, ты их не сможешь пропустить или забыть, они не перестанут крутиться в твоей голове, пока ты не сделаешь необходимое в своем саду. А когда придет время, тебе не понадобятся мысли, возможно, ты начнешь видеть нужные действия в сфере перед собой, может быть как-то иначе. Сколько волшебников- столько разных способов видеть и знать, заранее не угадаешь. И, Соня, жизнь – это замечательное приключение, даже если случаются беды, потому что любая беда или трагедия, как их называют звери –это возможность. Как смерть-переход в другой мир, так проблема-лишь облако, закрывающее солнце. Солнце за облаком сияет так же, разве не прекрасно научится стирать облака и видеть бездонное синее небо. Ты еще не устала от слов?

-Нет, а можно общаться иначе?

-Соня, не глупи, что ты думаешь о мухе Тосе?

-Тосе? Я вовсе о ней надумаю, она себе на уме, но любит папу, тем более она и не разговаривает ни с кем, жужжит только, а что в ней интересного?

-Насекомые прелюбопытнейшие создания, они живут в своем мире.

-В верхнем мире?

-Нет, в другом, время у них течет иначе, вода, воздух, земля-все иное. В чем-то они совершеннее нас, зверей нижнего мира.

-В том, что летают?

-Не только, их тела лучше приспособлены для разнообразия жизненного опыта, но я имела в виду другое- у них роевое сознание, общее, то, что знает рой, доступно любому его представителю, а это много больше, чем любая самая развитая индивидуальность, даже самый умный и талантливый зверь не может знать столько, сколько все обители леса.

-Но как это возможно?

-Такими их создали. Тося совсем не так проста, как кажется. Присмотрись к ней, а может быть тебе стоит завести собственного питомца.

-Муху?

-Можешь паука, но мухи летают, они больше видят. Пауки вдумчивее, внимательнее, и умеют создавать собственный мир.

-Пауки? Это смешно.

-Да, привычка доставать из себя нить и вплетать в пространство. Миры создаются схожим образом. У меня есть свой паук. А ты выбери себе питомца сама.

Они говорили и говорили. Соня временами отключалась от разговора и уходила в себя, потом чувствовала, что может продолжать слушать дальше. Перед ней открывался новый мир. Ее новая жизнь отличалась от всего, что она знала раньше. Она снова стояла на пороге новой жизни, дверь в нее была распахнута, нужно было сделать лишь шаг. И Соня была к нему готова.

07/07/2020

Мария Мирвасон.