Глава 2

Лежа на краю входа в пещеру, я наблюдал за городом вдали. Если бы это конечно можно было назвать городом. Низкие домики примыкали стенами и крышами друг к другу, создавая странные узкие улочки, которые были похожи на лабиринт. Высокая краевая стена окаймляла весь город по всему его периметру. Если присмотреться хорошо, то можно было понять, что все улицы стягиваются к центральному парку, похожему на спираль из дорожек и низкого кустарника. В этом мире я впервые. Мало деревьев, мало растительности на земле и очень много скал. Большие валуны раскиданы по всей поверхности. Такое ощущение, что когда-то в этом мире существовало несколько огромных вулканов, и, извергаясь, они раскидали вокруг себя породу, равномерно усыпав всю землю. Земля была небольшая. За несколько дней я облетел всю по экватору. Места было маловато для разгона. Ну да ладно. Разве в этом дело? Мне наконец-то дали возможность встретиться с моей Гриз. Здесь она еще меня не признает. Хотя есть возможность, как сказали Древние.

Я лежал и, наблюдая, отдыхал. Облетая экватор, пришло понимание, что здесь Я единственный. Больше таких особей здесь нет. Пришлось включать камуфляж. Благодаря камуфляжу мне удавалось оставаться в этом мире незаметным для аборигенов данной планеты. Каждое появление на новой планете сопровождалось неприятными ощущениями в последние мгновения нахождения на предыдущей планете. Я никогда не знал наперед, когда Гризанда закончит очередное воплощение, но всегда, в момент ее выхода, я падал на землю и начинал растворяться в воздухе. Это было не очень приятное явление. Ведь когда ты летишь, все твои мышцы работают на взмах крыльев. И падения сопровождались неконтролируемыми движениями. Но сколько это счастья во мне вызывало, ведь я знал, что каждое такое перемещение приближает нашу встречу в физическом мире.

Забыл представиться. Я дракон, и мое имя Аркаид. Коротко – Арк.

Моя напарница – Гризанда. В простонародье — наездница драконов. Мы выходцы одной единой ветки Душ, с одним сердцем на двоих. Как вы поняли из выше представленного рассказа, что если кто-то один из нас заканчивает свой путь в воплощении, то и другой так же выходит из воплощения. Колбами мы называем циклы воплощений. Они бывают и в одно воплощение или в несколько, зависит от правильности попадания.

При вхождении в ленту времени мы попали в состояние взрывной волны, созданной для улучшения качества прохождения циклов. Нас, конечно, никто не предупреждал быть более внимательными при таких выбросах, и нас раскидало. Каждый из нас выскочил в своей ветке воплощений.

Временами нам казалось, что мы никогда не соединимся, хотя нам предлагали изначально всегда быть вместе и стоять на страже рубежей. Вот такая забавная история с нами приключилась на пятнадцать моих колб и пятнадцать колб Гризанды.

А сейчас я лежу в пещере, расположенной высоко в скале, и наблюдаю за скорым прибытием моей Гриз. Мне очень важно быть внимательным, когда происходит спуск, так как именно в этот момент я телепатически должен послать матери ребенка имя девочки.

Пока я здесь находился эти несколько месяцев, я все время наблюдал за городом. Население занималось любимыми занятиями. Везде царил мир и порядок. Заметил одну интересную вещь, которая еще не попадалась в других мирах. Каждую ночь на обеденном столе появлялась горочка черных крупинок. Это происходило во всех домах этого города. Равная горочка, равное количество крупинок. Никто никогда не пересчитывал их. Утром старший по дому собирал эту горочку в мешочек и шел на рынок. Эту горочку нужно было ссыпать в колодец, находящийся в центре рынка, после чего все расходились назад по домам, либо выходили в поле. Здесь никто ничего не выращивал. Пища появлялась так же самостоятельно в определенные промежутки времени на том же обеденном столе. Всегда примерный набор продуктов. Редко у кого могло появиться что-то в виде живности, и то, если эту живность добывали на охоте. Так как мне не нужно было питаться материальной пищей, то я не обращал внимания на состав продуктов питания. Но в этот раз мне предстояло научить маленькую Гриз питанию ветра. От качества пищи очень зависело длительность этого обучения. Сложность могла возникнуть только лишь в ее способности усваивать внешний источник питания кроме физиологической пищи. Как это будет происходить, я еще не представлял. Древние сказали, что всегда будут в этом ее воплощении держать со мной связь.

Во внутреннем ухе прозвучало: «Соберись!»

Я привстал на ноги и стал ждать более чутко, вдыхая воздух всеми чешуйками от кончика носа до кончика хвоста. Терцера приближалась. Я почуял вибрацию плотности воздуха и в единый квиз выстелил имя. Мысль одновременно достигла спуска луча Души Гризанды в плоть матери. Я успел. Теперь я мог на время покинуть это место и направиться за нашим камнем. Его должны были прислать на противоположную сторону этой планеты. Я не знал, где это место, но по пульсирующему красному лучу, который мог обнаружить только я, это место будет найдено.

Глава 3

Пока я лечу и высматриваю, расскажу вам веселую историю, произошедшую с нами в первую колбу Гризанды.

Когда мы поняли, что разъедены, я начал взывать к Древним и просил их подсказать, как мне поступить. Ответ их был максимально прост. Нужно отправить имя ребенка в поле матери в момент спуска Души. Никто даже и не вспомнил, что в этот момент может несколько душ спускаться одновременно. Уже заранее веселитесь? Так вот, когда я проявляюсь первым — а у меня нет циклов смерти, меня просто перемещают в разных пространствах — то всегда это делаю ровно с тем местом, где произойдет спуск. Это может быть либо малая деревня, либо крупный город. И вот в этот раз – самый первый наш случай оказался рядом с крупным городом. Красивым, я бы так выразился. Все дома были из стекла, куполообразные. Каждый дом переливался всеми красками этой планеты. Изнутри все хорошо видно, а снаружи никто не видит и не наблюдает, что происходит за его стенами. Представьте город в несколько тысяч населения, и одновременно должно было спуститься около полутора тысяч душ детей. Я, конечно, до сих пор не понимаю точность времени спуска лучей, но что отметил точно, так это то, что всегда разный период срока вынашивания. И вот я приготовился, настроился. И так как это была первая моя телепатическая связь с населением данной планеты, то и получилось, что мой посыл услышали все полторы тысячи мамочек. И в этом городе в свое время родилось полторы тысячи Гризанд. Там были как мальчики, так и девочки. Вот потехи-то это доставило всем во Вселенной. Наши Древние, как могли потом, улаживали этот вопрос, но долго память о том случае ходила, как легенда, в наших сферах. Вот так весело я провел время в своем первом воплощении, где на каждое имя Гризанда, мне приходилось оборачиваться, если я летел, или приподнимать голову возле берегов рек. Конечно, под конец воплощения я обнаружил свою Гриз. Но сколько усилий мне это стоило! Вы даже себе представить не можете! Хотя, если бы я попал на планету, где нет полов, где нет различий в телах, то, наверное, сошел бы с ума.

Заболтался я с вами, как бы место не пропустить. Я здесь уже третий раз пролетаю. Чувствую, он где-то рядом. Пора бы и отдохнуть. Я присмотрел себе милое место возле небольшого ручья. Вода его отсвечивала красноватым оттенком. В этой местности все водоемы были либо с красноватым оттенком, либо с желтоватым. Опускаясь ниже, я увидел какой-то незначительный блеск в воде и не придал ему значения. Мне нужно было отдохнуть. Целый день в полете на малом радиусе стоит огромных усилий. Приходится сдерживать взмах крыльев и силу толчка выброса воздуха. Как-то я пробовал вылететь за пределы атмосферного кольца на одной планете. Она была настолько мала мне, что полноценных моих взмахов хватило ровно на четыре раза, и я оказался вне притяжения планеты и вне ее круга. Там мне не понравилось – слишком холодно для моего тела. Когда ты светлячок, то не замечаешь этого пустотного холода, но когда у тебя есть физическое тело, то некоторые атмосферные явления причиняют дискомфорт. Помню в одном месте у Гриз была тройная цикличность колбы. Она никак не успевала увернуться из-под каменного дождя. Всегда в один и тот же момент каменная капля падала ей на лоб, и происходил выход. Когда уже в четвертый раз она зашла, то пришлось вмешиваться. Не очень приятно, когда тебя дергает в пространстве раз за разом спустя короткое время. Вот такие у нас происходили истории. А теперь спать. Камуфляж проверен, чешуйки отражают все, что попадает на их поверхность, любой вид горизонтальных и вертикальных энергий и волн. Я могу здесь спокойно отдохнуть.