Память

Глава 1

Я дождался, пока она скроется за воротами, и полетел к себе. Когда она уходила, из последних сил сдерживал образ планетянина. Это отняло много сил и мне нужно было восстановить свои силы, ведь так долго я еще не был планетянином.

Пока я спал, ко мне пришли наши Древние и сказали, что произвели корректировку моего состояния, и теперь я могу задействовать свое превращение на чуть дольше. На сколько дольше, они не сказали.

К полудню я проснулся и стал собираться с мыслями, в каком образе им предстать. Ведь осталось всего лишь два превращения. Обдумав, понял, что еще не время. И, прилетев на поле, до последнего оставался в камуфляже, пока Гризанда с Аллыпычей не вышли из ворот. Здесь уже пришлось возвращать образ обывателя планеты и делать вид, что я сидел на земле. Мое взбудораженное сознание никак не успокаивалось, пока я шёл к ним навстречу, ведь если меня сейчас признает мать Гризанды, то я смогу им отрыться.

— Не им, — поправили меня Древние, — а ей.

— Мир вам, — сказала Аллыпыча, внимательно рассматривая меня.

— Мир вашему сердцу и вам, — молвил я в ответ. — Доброго здравия тебе, Гризанда.

— Гризанда говорила, что вы издалека к нам прибыли. Хотите вкусить нашей пищи?

— Благодарю за предложение, я уже вкушал сегодня пищу, а вот вы еще нет, насколько я понимаю. Предлагаю устроиться на этих каменьях и оттрапезничать.

Мы разместились здесь же на поле, и я внимательно слушал их, пока они, поедая свои нехитрые яства, делились своими впечатлениями от увиденного сегодня во сне.

Каждая из них рассказывала по-своему, но нить повествования сводилась к одному и тому же, ко мне.

Первая свой рассказ начала Аллыпыча:

— Давным-давно, когда моя малышка только родилась, я приходила на это поле. Я смутно помню тот день, он был как в тумане. Ко мне подошёл худощавый мужчина и передал камень, которым впоследствии, как игрушкой, играла моя Гризандочка. Все бы ничего, но со временем ей стали сниться странные летающие существа, которых не было в нашей местности. По ее рассказам, она летала, сидя на них, устремляясь ввысь в бесконечную даль неба. Сегодня во сне мне приснилось, что я разговариваю с одним из таких существ. Он выглядел черно-синим, переливающимся на свету так, что глазам было больно смотреть на его кожу. Хотя может это и не кожа была вовсе. Он предстал предо мной внезапно, вынырнув из тумана. Ничего не говоря, я услышала внутри себя слова, которые произносил он. И вот что он мне сказал: «Если ты действительно отпустила свою девочку в далекие края, то нужно найти ей спутника. Он будет заботиться о ней так же, как о себе. Будет оберегать, защищать и предоставлять ей все возможности того пространства, где они окажутся, ведь ты никогда не была за пределами вашей территории, и ты не знаешь какие там происходят дела. Тебе кажется, что там существуют опасности, о которых ведают некоторые путники мимо ходящие. Поэтому внимательно приглядись к путнику, который сегодня проявился возле Гризанды. Если ты почувствуешь от него спокойствие и мягкость, уверенность и защищенность, которую ты испытывала, когда твой муж бывал рядом, то смело доверь своего ребенка этому путнику и будь спокойна. Твоя девочка прославит тебя на века миролюбием ко всему живому. А если же ты усомнишься, то не пускай вообще ныне за пределы вашей территории, ведь тогда ей суждено будет оставить

свои мечты и погрузиться в хаос осознания от невыполненного участия в проектах жизни».

— Вот такие слова были мне сказаны, и после я проснулась. А тут и Гриз появилась на пороге, хотя я уже распрощалась с ней, и меня это напугало. И вот теперь я сижу и прислушиваюсь к себе, действительно ли я испытываю те состояния, которые вызывал во мне мой муж: мир, тепло и благость, где бы мы ни были, и что бы ни случилось. Пока затрудняюсь ответить.

— Мама, ты же знаешь, что, когда я прилегла, со мной произошел подобный же случай. Вот только мне сказали: «Обрати внимание на камень, который вспыхивает у тебя только при одной мысли о твоих полетах. И когда ты увидишь камень и соединишь краски камня и твои состояния, возникающие возле того мужчины, то это и будет ответ на вопросы о дальнейшей твоей жизни».

— И сейчас я хочу достать камень и прочувствовать все, что он даст ощутить. А ты пока наблюдай за собой.

Гриз достала камень, и он вспыхнул еще ярче, чем ночью, ведь сейчас решится наша дальнейшая жизнь. От переполнявших чувств, которые во мне зародились в этот момент, я испытал такое мощное состояние благости и любви к моей маленькой Гриз, что камень превратился из красного в бордовый с ярким белым свечением изнутри.

Гризанда удивленно посмотрела на меня, но ничего не сказала, а перевела взгляд на свою мать. Из глаз Аллыпычи текли слезы. И это были слезы радости и благости, которые она так же испытала.

Мы смотрели друг на друга еще какое-то время, после чего я услышал:

— Заботься о моей дочери так же, как ты бы заботился о своей матери или сестре. Веди ее по ветру ваших знаний, которые вы вкусите в совместной деятельности. Оставайся таким же светлым и гармоничным мужем, коим ты и предстал пред нами. И если вам суждено пройти оставшуюся жизнь до конца вместе, пусть это будет сплочённый союз единого сердца. Здесь я вас оставляю и со спокойной душой возвращаюсь к себе, зная, что моя дочь дойдет до того города, где она решила испытать свою мечту на устойчивость. Это мое напутствие вам в дорогу, а о пище не беспокойся, моя дочь прекрасно готовит из всего, что ей предоставит пространство.

Глава 2

Пока мы, сидя, наблюдали, как Аллыпыча уходит, мы молчали.

— Аркаид, можно задать тебе вопрос? Что произошло с камнем?

Мы внимательно его изучали. Камень переливался всеми цветами, которые были ночью. Белого не было более. Переглядываясь и не сговариваясь, мы встали и пошли.

Долго мы шли молча. Я постоянно должен был держаться немного в стороне, так как не чувствовал свои габариты возле Гризанды в своем обличие планетянина.

Так постепенно мы дошли до скалы с моим временным убежищем, которое служило мне верой и правдой все эти годы.

Так как скоро предстояла ночь, я предложил Гризанде остановиться возле этой скалы. Город остался позади нас на довольно внушительном расстоянии. Нас никто не мог уже увидеть, даже со стен или с крыш домов.

Немного посидев, я решился спросить, что же двигало Гриз в ту сторону, в тот неизвестный край.

— Сны о существах летающих. А еще услышанный рассказ одного из случайных путников в нашем городе. Я поняла, что те существа, которых я видела во сне, и есть драконы. Что я и есть та наездница, о которых рассказал тот путник. Вот это меня и побудило двинуться в ту сторону. Я несколько лет уговаривала свою мать меня отпустить, пока не пришел такой момент.

— Гризанда, а был ли в твоих снах какой-то особенный дракон?

— Да, был, я всегда рвалась только к нему. Но учителя говорили, что я должна опробовать всех драконов, только после этого произвести выбор.

— А если бы ты прямо сейчас встретила того дракона, ты бы обрадовалась?

— Конечно, ведь связь с ним я ощущаю каждую ночь, когда засыпаю.

— А на что похоже эта связь?

— Знаешь Аркаид…

— Арк, — поправил ее я

— Знаешь Арк, это что-то очень похожее на то, когда я вчера испытала при встрече с тобой и когда мы всю ночь проговорили. Вот и сейчас я испытываю те же странные состояния, но не могу понять их, ведь мы только вчера познакомились с тобой.

— Гризанда, можно тебя называть Гриз?

— Да, конечно, это было бы то же удобно.

— Гриз, скоро произойдет нечто, на что ты можешь отреагировать только в твоей свойственной манере. Я еще раз спрашиваю, ты бы хотела встретиться с тем драконом и увидеть его воочию?

— Конечно, — воодушевленно сказала она и быстро опустила глаза

Я ощутил ее смятение и многоголосую борьбу всех ее чувств. Через некоторое время она подняла глаза. Эти глаза я никогда не забуду — они всегда были ярко-изумрудного цвета, пронзающего Душу насквозь чрез время и материю.

— Да, я готова, даже если он прямо сейчас прилетит сюда к нам.

Эти слова убедили меня даже больше чем ее спокойствие внутри, которое разлилось в ней во время ее слов.

— Гриз, пожалуйста, не пугайся, как вчера на поле, когда мы встретились.

— О, я и не думала, что ты почувствовал.

— Да, ведь я могу ощущать малейшие чувства и настроения всех обитателей этой планеты и не только, и этому можно научиться.

— Как здорово, — захлопала она в ладоши и громко рассмеялась, заливая звоном колокольчиков все пространство возле нас. Этот звенящий смех отражался от скалы и проникал настолько глубоко в мои клетки, что я не выдержал и только лишь смог произнести:

– Сейчас, – и мгновенно испарился для нее. Хотя я был и здесь.

— Арк?

Все что и смогла вымолвить, недоумевая Гризанда.

— Аркаид, ты где? Куда ты пропал?

— Гризанда, я здесь, — прозвучало во внутреннем ухе девушки, и она немного отшатнулась от услышанного.

— Где здесь?

— Прямо перед тобой.

— Где прямо передо мной, я тебя не вижу.

— А ты закрой глаза и представь, что бы ты хотела сейчас обнаружить, коснувшись пространства перед собой.

Гризанда закрыла глаза, и через некоторое время произнесла:

– Представила.

— Теперь, не открывая глаза, коснись пространства.

— Ооо, что это? Можно я посмотрю?

— Конечно можно, но ты ничего по-прежнему не увидишь.

— Хорошо, я пока не буду открывать глаза.

— Скажи, так ты ощущала, когда ты была наездницей драконов?

— Да, наверное, да. Ведь это было во снах, а сейчас я это ощущаю руками, и оно немного отличается по плотности и качеству.

— Ты действительно хочешь увидеть меня?

— Да, покажись. Ведь то, что я ощущаю, я и желаю видеть.

Медленно во мне пробуждалось древнее чувство дракона, в котором бушевало пламя сердца. Я все еще сомневался, стоит или не стоит показываться Гризанде, ведь если я покажусь, и она меня оттолкнёт, то тогда мы встретимся уже в следующей колбе и только там начнем познавать все азы нашего совместного обучения. Я не мог торопиться, но и не мог больше ждать, ведь я так хотел ощутить полет вместе с ней, когда наше единое сердце пронзает луч, который простирается из вселенной. Который наполняет всеми чувствами всех существ, а не только души этой вселенной.

— Гриз, открой глаза, пока еще не стемнело.

Она быстро распахнула свои большие глаза, и они стали еще больше. В порыве она кинулась мне на грудь и очень громко стала всхлипывать. Такой бури эмоций я еще не испытывал нигде.

— О, Арк, я наконец-то тебя встретила, я наконец-то вспомнила! Как же долго мы были порознь. Арк! Как мне тебя не хватало! Как же ты долго от меня скрывался. Почему ты был на этой планете и не проявлялся возле меня?

Ее вопросы сыпались на мою чешую бесконечным потоком, после чего она умолкла и, подняв глаза на меня, высоко запрокинув голову, сказала:

— Летим.

Глава 3

Без специального седла Гриз не могла на меня взобраться и не могла усидеть на шее. И все же нам получилось совместными усилиями усадить ее на мою холку. Я медленно взмыл вверх, понимая, что она держится только лишь усилием рук и ног.

Мысленно я спросил ее:

— Куда летим?

В ответ пронеслось много ее мыслей, и я понял, что это место как раз город в скале. В ту сторону я и направился. Медленно паря в воздухе, добрались до этого места. Что мне стоило-то с моим взмахом крыльев это сделать? Так же плавно опустились на землю, как и взлетали. И я сразу выставил свой камуфляж.

— Арк, ты где? — спросила Гризанда.

— Я здесь милая, я здесь. Сколько возле этого города ни бывал, мне не удавалось пробиться через его защитное поле. Может нам не нужно туда? Мы с тобой друг друга нашли, ты меня вспомнила. Теперь мы можем и дальше парить в этом мире и перемещаться по нему в любую точку. Скажи, Гриз, так ли тебе нужно туда теперь?

— Если ты бывал уже здесь не раз, может ты знаешь какое-то место, чтобы понаблюдать за этим городом, и потом мы определимся?

— Да, здесь есть недалеко пещера как раз подходящего размера для меня. Взбирайся.

Мы спланировали в пещеру, где я не один раз останавливался для отдыха и наблюдения. В углу были припасены запасы еды, засушенные мной на тот случай, если вдруг мне понадобится какая-то физическая пища.

— Арк, ты за это время ничего не ел. Почему?

— Мне не нужна пища, я ее получаю изнутри себя. Так может каждый, если он в гармонии с собой и в гармонии с пространством.

Утром, стоя на краю пещеры, Гризанда медленно произнесла:

— Знаешь, Арк, я точно знаю, нам туда. Меня тянет в этот город, как будто там что-то важное для меня скрыто, как будто там что-то произойдет. Что-то, что определит всю мою дальнейшую жизнь.

— Хорошо, милая. Давай побудем здесь еще несколько катов, а после отправимся туда, может тогда я смогу преодолеть эту защиту города.

Мы разговаривали очень много и насыщенно. Я делился как мне приходилось туго жить рядом с ней всегда, но не имея возможности даже намекнуть на свое существование. От этого зависела наша дальнейшая будущая жизнь. Рассказал, как мне приходилось наблюдать колбу за колбой, не зная, долго ли нам еще блуждать друг без друга.

Так мы решили совместно, что я опять приму облик планетянина, чтобы не вызывать заранее толки, ведь драконов, я действительно, здесь не наблюдал за все это время ни одного.

Так пролетело несколько катов.

В назначенный кат мы спустились со скалы к подножию и решили идти. Так как я не знал, сколько продлится мое следующее превращение, мы старались максимально оттянуть этот момент. На середине пути мы решили передохнуть возле увесистого валуна. Я не говорил Гризанде, что начал чувствовать себя плохо еще только, когда мы поселились в пещере, решил отложить этот разговор. И сейчас мне приходилось активно набираться сил, вдыхая всеми клетками своего тела пространственную энергию. Немного побыв в этом месте, мы решили продолжить наш путь дальше. И решили создать мое превращение именно сейчас, так как с городских высот меня можно было уже наблюдать, а камуфляж я не желал ставить, иначе Гриз меня не видела, но ощущала. А так и безопасно, и мы рядом.

Мы прошли какое-то время еще в сторону города, и возле следующего валуна я вдруг упал на землю.

— Арк, что с тобой? — только и смогла вымолвить Гризанда, упав рядом со мной на землю и прижавшись ко мне.

— Я не знаю, милая. Что-то со мной происходит последнее время, мне не хорошо. Я никогда себя так не ощущал, ни в одной из колб.

Она поднялась на ноги и, встав возле меня, начала всматриваться в даль, в сторону города.

Через некоторое время она перевела взгляд на меня и увидела, что я становлюсь прозрачным, но не так как это делал, когда включался камуфляж, или когда Гриз выходила из воплощения.

— Милый мой, Арк, что с тобой происходит? Я не понимаю.

Внезапно я почувствовал, как жизненные силы окончательно из меня уходят и громко прокричал:

— Прощай.

Мое тело растворилось в пространстве, и я уже не слышал более ни себя, ни Гризанду.

Послесловие

— Арк, очнись. Арк. Ну сколько можно?

— Аркаин, Воин Духа Дракона, очнись сейчас же. Я знаю, ты меня слышишь.

Я медленно открывал глаза, не понимая, что происходит. Рядом находилась Гризанда и Древние. И мы были в скальном городе, как потом выяснилось.

Моя голова гудела как сотня ульев песчанок. А смех Гризанды разливался колокольчиками вокруг меня.

— Ну и напугал же ты меня.

— Что произошло? — спросил я, смотря на Гризанду и Древних

— Все просто — ты закончил свое воплощение черным драконом, и теперь ты вошел в новое воплощение. Посмотри на себя.

Я попытался привстать на ноги, но у меня это не получилось. Пришлось просто поднести свое крыло к глазам, и тут я увидел белоснежность перепонок. Повернув шею в сторону ног, я обнаружил такие же белоснежные чешуйки своего тела, украшенные голубоватыми разводами, отчего могло создаваться ощущение, что я голубоватого цвета.

— Ваши мытарства закончились, теперь у вас впереди новое будущее наездницы и дракона. Служите во славу Истока света и жизни, сохраняя баланс в этой вселенной. Ваш путь начался. До встречи в Пустоши.

Древние растворились в пространстве, а Гризанда, перестав смеяться, озорно сверкнула своими изумрудными глазами. Бережно погладив меня по шее, сказала:

— Смотри, я тоже изменилась.

Посмотрев внимательно, я заметил ее волосы. Они стали белыми. Остроконечность ушек исчезла, а рост ее увеличился на несколько питасов.

— Где мы? — спросил я еще раз.

— Мы в скальном городе. Но этот город, город-портал в другой мир, поэтому ты и не видел драконов, а здесь в этом новом мире твоих собратьев очень много, и они все очень милые. Я со многими уже познакомилась. Долго же ты возвращался. Неужели за это время у тебя не было ни единого выхода из колбы через трансформацию?

— Никогда, — ответил я.

— Ну, вот и прекрасно, теперь ты хоть понимать меня будешь, — звонко засмеялась она и припала к моей груди.

Наше сердце билось в унисон. Наконец-то мы вместе. Вместе в полет, вместе везде.

Вместе – как сладостно звучит это слово.