Мария Мирвасон

Глава 1

Однажды Посейдон решил отправить своего сына на Землю, посмотреть, чем отпрыск решит заняться. Молодой человек с детства был существом противоречивым: то слишком взрослым, то сущим дитя. Зевс Посейдону про сына сказал слова, от которых отцу бы огорчиться, но Посейдон порадовался. «Сын у тебя большой оригинал, но мозги слабые.» Посейдон счел так: быть оригинальным для Зевса – это не шутка. Качество наиправёйшее. Богам же миры творить положено. Одному творить скучно, с напарником веселее.  Иногда целые пантеоны — команды творцов собираются, еще и пришлых приглашают — для обмена опытом. Оригинал для таких дел- нарасхват будет. А мозги – ум, то есть, на Земле, конечно, вещь важная. Можно сказать, обязательная для качества жизни. Но то на Земле, а выше- да никакой разницы. Посейдон верил в монадический разум – такой общий интернет мозг на всю команду. Черпай оттуда- вот и будешь умным. Так что не огорчился Посейдон, но задумал образования сыну добавить —  послать в школу, не все на Олимпе играть. А школа она чем неприятнее и строже, тем толку будет больше. Решил Посейдон — на Землю парня. Сын, понятно, был в шоке. Умолял, просил, грозил. Кому хочется с Олимпа на Землю. Но аргументов подобрать не смог, ум подвел.

Правила отправки на Землю оставались неизменными уже сорок тысяч лет, считайте, как проект начался. На Земле-то думают, что миллионы лет, как планета вращается. Верят, что динозавры жили тогда и иные звери немыслимые. Но это обман все. Это им Кронос внушал, да и то последние триста лет, как решил всерьез поиграть в науку, завести вместо религии научно естествознательную идею и технический прогресс. Главным по идейному сопровождению поставил Прометея. Убедил Совет богов, что будет смешно и интересно. Боги долго хохотали, сама мысль, что главной идеей станет то, что их нет, а все само собой получилось, понравилась. Некоторые до последнего не верили, что удастся в такой чуши население убедить. Ладно молоденьких, то есть тех, чья душа начала воплощаться недавно. Вчера еще был крокодилом, сегодня уже человек. Молодые-податливые, пластилиновые, лепим им, какое хочешь, мировоззрение. Но ведь и старых много, очень старых, тех меньше, но тоже есть. Они же чуть ли не со старта здесь. У них же завались опыта мистического, это так на Земле называется способность видеть миры разные, в том числе Олимп, всю кухню или большую игру. Причину, так называемого, нижнего мира проявленного: для жизни — опыта людей и животных.  Ответственный за научную линию Прометей убедительно заявил: «Не переживаю и не сомневаюсь. Мы этих самых мистиков массой задавим. Не пикнут. Смеяться над ними будут. Особо ретивых и настойчивых сумасшедшими назовем.  Остальные либо молчать будут, либо в своих компаниях вариться, безобидными чудаками прослывут. Главную идеологическую линию молодняк заглотит, только так. Доказательств им добавим. Прогресса, изобретений, техники невообразимой. Один словом, будет интересно, как никогда!» Совет богов и согласился.  Но прогресс прогрессом, а правила поступления на Землю менять никто не собирался. Дурака валять – это на Земле. А в серьезных мирах шутки иные. Раз уж к слову пришлось, расскажем. Шутки у них тонкие и элегантные. Любимыми шутками богов для нашего прогрессивного времени стала синхроничность. Когда человек живет в вере, а некоторые и в опыте общения с богами, то никакой синхроничностью его не озадачить. Воля бога, его игра для мистика норма. Другое дело, когда высшая сила отсутствует, ни одного бога нет. Богатое поле для шуток. Создавай совпадения – смотри, как простаки рты разевают. Самым молодым такое не показывают, боги не то, чтобы ими не интересуются, посматривают, но не пристально. Приставят одного из своей свиты –помощника, так он один может тысяч сто вести молодняка. Групповая работа. Молодёжи не до тонкости, у них и органов еще нет, которыми можно эти самые нюансы прочувствовать, рассмотреть, проанализировать. Синхроничность для гурманов- тех, кто уже пожили изрядно. Умирали тысячу раз, многое видели. Для этих можно и индивидуальный сценарий расписать. Не болванки – заготовки из общей библиотеки: доставай болванку, имена меняй и поехали. Со стариками, по возрасту земному они могут быть вполне еще о-го-го, иногда бывает интересно, особенно когда что-то пойдет не так, не запланировано. При спуске на Землю техническая поддержка что-нибудь напутает, учитель или куратор моргнет, отвлечется, пропустит ошибку. И пожалуйста- готова нестандартная человеческая сборка. Вывертами таких называют. Иногда даже жаль, что их не много. Возни с ними, правда, как с иным городом, но и результат того стоит. Какой результат? Для богов самый наиважнейший результат- новый опыт. За сорок тысяч лет несколько цивилизаций народились и закончили свои циклы. Опыта набрано – если бы информацию не научились сжимать до плотного состояния, то разворачивать миры уже было бы негде, вот сколько информации в безграничном пространстве накопилось. Выверты эти, если в отрицание жизни не уйдет- болезнь у вывертов самая распространенная, начинают получать нестандартный жизненный опыт. Ахнет такой сначала, радуется, потом видит, что он один одинешенек, никто его не понимает, не верит, начинает себя жалеть. Все же остальные вокруг по правилам живут: для молодежи одни правила, для мистика –другие; те, кто со специальным заданием – третьи. А если у тебя начинка смешанная. То ты обычный, то начинаешь видеть, что только для тех, кто по спец заданию на Земле. Например, если ты из свиты Кроноса, за время отвечаешь, какой ты человек. Оболочка одна. И появляются на Земле те, кто от Кроноса, без рождения, сразу взрослыми, не было никого на улице и раз — стоит человек с длинными черными волосами, внешность у них специфическая. Не для того, чтобы свои узнавали, свои и так знают, кто есть кто, энерговидение у них, монадический разум- интернет такой в голове, друг от друга сигнал напрямую в мозг подают, говорить не надо. Подумал- тебя услышали. Подумали в ответ. У выверта такое тоже может случаться, но он- то рождался, как человек и думал, что человек. Хотя… С самого детства эти выверты много про себя понимают. Но это мы отвлеклись. Про правила отправки на Землю начали. Но поторопишься с рассказом, многое упустишь. Вывертов мы еще встретим, одного точно или одну. Поэтому с первых страниц заметим – есть такие.

Отправляются на Землю по- разному.  Со спец заданием – те делятся на тех, кто с самого начала знают, кто он и зачем. Могут и не рождаться вовсе. Про это говорили уже. Смотря, как легче их в сценарий вписать, а на самом деле вписать, как угодно можно, не проблема, когда волен менять хоть будущее, хоть прошлое. Для богов его и нет вовсе, нулевое у них время, заходи в любой миг любого тысячелетия. Твори, меняй, стирай, рисуй, в своей области, конечно, по профилю. Иногда и согласовывать приходится, а как иначе. Совместное творение – плюсы и минусы. Минусы –эти самые совещания и согласования и есть. Хотя совещания на Олимпе не сплошная скука. Даже чаще и не скука вовсе. Тем более, что боги же одновременно во многих мирах пребывают, что такого, если одна ипостась сидит на совещании, да в интересной компании, да еще когда есть, что обсудить, над чем посмеяться. Согласование – это да. Это сплошной минус. Только мысль схватишь и развернешь, тут же сигнал- пять согласований, три из них по нарушению Свода законов проявленного мира, два по дополнениям к Своду. Плюнешь, так можно и вдохновения лишиться. С богами такое случается. Раз остановят, другой. А там глядишь, божество сидит в пещере, глаза прикрыло, медитирует, в нирване оно, некоторые на столетия отключаются. А люди удивляются, почему в иные времена вдруг творчество захиреет или торговлю почти изведут запретами да ограничениями. А то и вовсе война идет сто лет. Однообразный сценарий. Что на Олимпе делается? А считайте, что все в медитациях сидят, не Олимп, а монастырь, сборище святых.  Один Марс за всех пашет. Вот до чего эти самые согласования довести могут. Целыми пантеонами творцы с Земли уходили. Уставали. Кому понравится, если твое творчество не ценят. Вместо благодарности – ушат претензий и выговоров, к мелочам еще цепляются. Собирают боги вещички, то есть личную библиотеку впечатлений и в другую галактику с правилами попроще. Как пантеон уходит, на Земле цивилизация сменяется. Сложно к иным правилам людей приучать, считай пересобрать всех надо, весть пульт управления человека под себя старый пантеон настроил, и так по всей популяции. Тогда потоп организуют, старых смоет, новые выйдут на новые правила. Не все молодые, старые души тоже, но они в новую инкарнацию с новой сборкой зайдут, что человеку эти самые новые правила единственно возможными кажутся. Другую жизнь он даже умозрительно представить не сможет. Выверты может и могут, но не о них сейчас речь.

Вернемся к нашим правилам. Иные люди со спец заданием приходят в неосознанном состоянии. Растет такой мальчик или девочка в семье, любит родителей, играет с друзьями во дворе и не знает, что у друзей его вариантов судьбы может быть сотня. Один станет художником или врачом, любящим на досуге рисовать, может проживать в разных городах, жену выбрать из десятка девушек. А со спец заданием – все предопределено. И место, и время, и занятие жизненное, и учитель. И пока ты к этому самому делу важному не приступишь или даже его не завершишь, не узнать тебе, кто ты и зачем. Кажется, будто сам все выбрал, а судьба она сама выстроилась. Ничего не выбирал. Не было вариантов. Если упрешься и не выполнишь, да и не будет никакого если. Выполнишь. Олимп на то и Олимп. Нет неразрешимых вопросов. Кто с богами поспорить может. Некоторые пытаются, таких даже не Олимпе ценят. Шанс на новый опыт. А это самая ценная валюта, за нее ничего не жаль, да и что тебе жалеть, если ты бог с вечностью в кармане.

Большинство же животных или людей приходят за разнообразным опытом. Кто во что горазд. Одни хотят познать любовь, другие предательство, научиться воевать или побыть мамой нескольких ребятишек. Людям кажется, что самое главное, какие события с ними происходят, богаты ли они, здоровы, есть ли у них, чем гордиться, исполняются ли их желания. Душам это безразлично, они на такое даже не смотрят. Душам нужны впечатления. Что испытал, как пережил, какие чувства полыхали внутри, мог ли анализировать в момент проживания того или иного события. Только это. А канва событий –это удел сценаристов помощников. Душа же ставит этим сценаристам зачет или неуд за выполнение своих запросов по переживаниям. Как пережил падение, когда катился кубарем: испугался, потом обрадовался, что синяками обошлось, стал после падения внимательным. Это интересно, а откуда свалился: с горки, лесенки, да хоть с дивана. Упал, катаясь на коньках или запнулся дома о кинувшегося по любимой кошачьей привычке под ноги домашнего любимца, душе даже не интересно. Такие они. Хотя все, кто имел с ними дело, заявляют, что любопытнее них нет созданий. Куда только они ни готовы послать своего подопечного человека или зверя за желаемыми душой впечатлениями. Да хоть в вулкан свались, если душа попросит. И просят, и падали.  Плохие они, скажите? Да нет. Просто очень любопытные и могущественные. Поэтому и кажутся порой безжалостными. Обратная сторона силы и бесстрашия. И еще души так обучаются, и считают Землю школой, с разными классами. Нулевым для минералов, первым для растений, вторым для животных, третий для людей. Впрочем, есть и во втором люди, а в третьем животные, думаю вы встречали и тех, и других. А что же дальше? А дальше четвертый класс. Это для старых душ. Рождается их представитель, души любят называть их нежно — посевами, как будто душа садовник, а посев – это ее цветок. И когда душа уже почти удовлетворила свое любопытство, она сажает цветок –человека, который пришел научиться больше не рождаться на Земле. Он еще в третьем классе, но уже выпускник, учится в школе тому, как он будет жить, когда перейдет в четвертый класс. И где же этот выпускник обучается? А во сне, ночью ходит на лекции и в тренажерный зал-специальный, если это его последняя жизнь на Земле. Мы про таких еще расскажем, а сейчас самое время вернуться к сыну Посейдона.

Для него школа Земли была особенной. Его душа была почти неотделима от него. Если обычный молодой представитель ощущает свою душу на пол процента – это отлично, выпускник может и на пять процентов, он уже одной ногой в другом мире. Сын же Посейдона был процентов на сорок своей собственной душой, остальная часть еще не обработанное сознание для получения нового опыта. Необработанная часть, как невспаханная земля. И вспахать, выполоть сорную траву, посадить прекрасный сад – это и есть получить опыт. Сын Посейдона был из тех, кто перед отправкой на Землю должен был сам определить, какие сады он будет сажать, чем займется. Для этого на Олимпе было место, которое называли магазин, что странно, конечно. Потому что на Олимпе магазинов не было. Зачем, если боги творят силой мысли. Но один все- таки был, несколько залов, где на прилавках лежали многочисленные предметы, был еще отдел с животными: зверями и птицами. В первом отделе тот, кто планировал рождение, выбирал себе талисман деятельности. Что выбирает, тем и будет заниматься. В зале с животными выбирали своих тотемов или даймонов, словом тех, кто помогал выполнить жизненную задачу, тех, кто являлся скрытой силой человека, его проводником в другой мир, частью его самого. Иногда животное могло означать профессию человека, объем его воли, чистоту его помыслов, принцип взаимодействия с другим миром. У шаманов и колдунов были помощники, которых не могло быть у человека, не познавшего магию. У детей богов были животные -даймоны, которые не станут дружить с кем попало, и не потому что они такие гордые. Просто всему свое место. Сила к силе. Такие уж правила. Кто-то считает их несправедливыми, иные учатся их обходить, каждый выбирает свое. И на это тоже на Олимпе есть правило — свобода воли. Людям кажется, что они хорошо знакомы с этим правилом, но они его даже не понимают. А не понимая, как можно научиться пользоваться, тем более себе не во вред.  Узнаешь ли ты, как работает правило о свободе воли – как повезет. У очень тихих есть шанс. Это правило известно твоей душе, и она может тебе о нем рассказать. Вот только, чтобы услышать свою душу и следует стать тихим -тихим.

Наступил день, когда в магазин выбирать талисман пришел сын Посейдона. Настроение у парня было паршивое, но куда деваться. Магазин назывался почему-то «Валентина», кто такая эта Валентина не знал уже, похоже, никто. Сам магазин знали все, в честь кого назвали- кануло в лету. Многие с Олимпа в магазине бывали, боги и сами иногда рождаются на Земле, не полностью, конечно, какой-нибудь частью себя. Отправляют на Землю своих детей — популярная школа. А почему бы нет, иметь под боком площадку для игр и самому ее игнорировать, боги так не поступают. Они любят быть везде. Такова их природа.  В «Валентину» обычно ходят со своим коренным учителем — мудрецом, воспитывающим с пеленок, да какое с пеленок, собирающим параметры тел еще до рождения, или с помощником учителя.

Нашего героя взялся сопровождать помощник- вполне еще молодой парень, в очках. На очки помощника наш герой подивился, но решил вопросов пока не задавать, кто его знает, зачем помощник их надел. Дело в том, что на Олимпе обычно очки не носят, зрение у всех отличное, к сиянию местные привыкли, свет глаза не режет. Очки, однако, на Олимпе имеются как оборудование и используются в тренажерных залах, в школах и секциях. Как именно? А все очень просто. Приходит учащийся в тренажерный зал, например, отрабатывать полет на дальние расстояния или позаниматься на одном из самых популярных у детей богов тренажерах – наращивателе восприятия миров. Есть у него и другое название, но, как и с «Валентиной», пользы от него никакой. Просто странное слово. Выглядит же тренажер так: ученик встает на центральную площадку, вокруг него ставятся несколько экранов, похожих на телевизоры, и эти экраны начинают вращаться вокруг него, человек оказывается в вихре из изображений, звуков, даже ароматов, передающихся через экраны. И постепенно тренируясь, ученик наращивает количество ясно осознаваемых миров. Маленькие дети богов начинают с десяти, взрослые боги могут жить одновременно в страшно сказать скольких мирах. О некоторых ходят легенды, говорят, что они подсчет ведут не отдельными мирами, тысячи миров в одной вселенной, боги осознают пакетами вселенных, а в одном таком пакете вселенных пятьсот. А сколько таких пакетов воспринимает, а значит полноценно живет могучий бог – знает только он сам. Это его богатство, его сила. А какой же по- настоящему богатый расскажет о своих сокровищах. Силу свою оберегают пуще любого богатства. Все таятся и преуменьшают. Все, по-настоящему могущественные. Хвастаются и выставляют напоказ только новички. Те, кто еще не привык к своему счастью, не может в него поверить, постоянно достает из кармана и любуется, как невеста камнем своего обручального кольца. Это естественно, но отвлекает. И всегда надо знать меру. Странно наблюдать девушку, завороженно следящую за игрой света в собственном украшении месяцами к ряду. Так, а при чем тут очки? А очень даже при чем. Перед тренировкой надевают очки, а сняв, предъявляют наставнику, у последнего не будет надобности опрашивать ученика о сложностях и достижениях, тренер только взглянет в стекла очков и весь результат, все что видел и чего достиг ученик- как на ладони. 

Есть и другие тренажеры, на тех испытывают разные мистические состояния, появляющиеся с наращиванием разных сверх способностей и внутренней силы. Наставник все увидит, бросив один лишь взгляд на стекла очков. Такие на Олимпе тренажерные залы. А как же люди? Могут ли люди побывать в такой школе? Конечно же, да. Именно в таких школах и учатся те, кто в последний раз рождается на Земле. Говорят, у йогов хорошим результатом считается восприятие шести миров на тренажерах с «телевизорами», представляете, если вас поставить в центре, а вокруг начать вращать шесть экранов с разными фильмами на большой скорости, и вам предстоит понять и запомнить содержание всех проекторов. Сможете? Очень сложно для нетренированных. Обычный выпускник с планеты Земля хорошо если сможет жить в двух мирах одновременно. Он, как ребенок, по своим возможностям по сравнению с йогом. А йог по сравнению с ребенком бога, начинающего с десяти, а уж взрослые боги! Недосягаемые? Нет. Но учиться на них вечность. И у школы этой нет конца. Но что за печаль, если в кармане все время мира. Но это ведь у богов, скажете вы. Вовсе нет, у всех без исключения. Но не все пока об этом догадываются.

Увидев сопровождающего в очках, наш герой удивился, но решил промолчать. Мало ли зачем этот малый нацепил очки, может быть для него сопровождение детей богов в магазин талисманов –тренировка. Как знать. Но для себя очкарика записал в странные. Больше, однако, в сопровождающем ничего необычного не было. Даже и не для Олимпа, где границы необычного сильно расширены. На Земле, встретив такого парнишку с коротко подстриженными волнистыми волосами в скучном бежевом костюме, собранного и внимательного, школьник с Земли решит, что перед ним учитель истории. Пожалуй, так он и выглядел. Обычный молодой мужчина. Но магом он был изрядным, даже и для Олимпа, где магия-это просто способ жить. Да и кто поставил бы его иначе сопровождать детей богов. А обучение, как ни странно, для сына Посейдона уже началось, хотя сам испытуемый об этом похоже не догадывался. Такая уж это школа. Иногда кажется, что ты еще не приступил, а тебе говорят, что прошел, сдал или чаще- не сдал. А еще бывает- сдал, но мы опыт повторим, нам интересно стало, можешь нас проклинать и ненавидеть, наша власть- наши правила, и меняем мы их на ходу. Несправедливо? Забудьте. На Олимпе принимают в расчет только силу. Такие уже они боги. Как же играть по их правилам? А у вас есть варианты? Но любой наш шаг или выбор может стать поворотным для будущего. Веская причина быть внимательным.

Наши молодые люди вошли в магазин, не раз потом сын повелителя морей и океанов пытался восстановить цепь событий, но детали ускользали. Он ходил по залу, ни на что особо не обращая внимание. Горы предметов, ряды прилавков, пока взгляд его не оказался прикованным к одной небольшой витрине со странноватым предметом, металлическим, переливающимся разными цветами, с ладонь, не понятным по предназначению. Предмет притягивал, взяв его в руки, наш герой обернулся к своему спутнику, собираясь спросить, что это за штуковина. Как внезапно он обнаружил себя, стоящим под открытым небом на площадке на вершине Олимпа, его окружало несколько богов, его отец, помощники отца, незнакомцы, куратор в очках из магазина. Вопрос замер на губах, он только глубоко вздохнул, как оказалось, не зря. Сын Посейдона почувствовал толчок в спину и рухнул вниз. В последний миг полета он увидел перед собой безбрежную гладь бирюзовой воды. Не успев удивиться, он стрелой вошел в воду, под инерцией падения его тело погружалось все глубже, рука сжимала талисман. Зачем-то он поднял руку с талисманом над головой и ухватился за него второй рукой, в тот же миг какая-то сила поволокла его наверх, выкинула над водой. Необычный кульбит наблюдали пролетающие в небе птицы. Похожие на чаек, может быть именно чайки это и были.

-Это я одна вижу? Люди вылетают из моря?

-Нет, мы видим это вдвоем, -ответствовала ей вторая птица.

-Ты видишь, что он держит в руках?

-Прекрасно вижу, похоже на серебряную птичку-петуха. На причалах в кафе, где a бываю, такие используют для заваривания чая. Сама видишь, человек держит птичку за крылья, а внизу тело-конус с дырочками, его опускают в воду, предварительно насыпав в него заварку. Люди любят это напиток.

-Вторая птица рассмеялась. Заварочный петух-отличная версия. Остроумная, но не верная. Я бывала на одном далеком острове с древним храмом на побережье, местный служитель любит птиц и оставляет нам еду прямо в храме. Это предмет- сакральный. Называется кадуцей, некоторые действительно называют его петухом, тут ты права. Он служит для магии. Мы то с тобой, как любые птицы, в магии понимаем не мало. Особенные люди- жрецы посещают другой мир по своему желанию. В храме садятся в специальную позу и засыпают, в руке же они держат этот самый кадуцей, он как ключ между мирами для жрецов. Птицы замолчали. Они много где бывали, жизнь их была полна приключений и собственных тайн, как у всех, кто умеет летать. Странный человек посреди морской глади на минуту привлек их внимание. Обсудив его, птицы погрузились в себя, наслаждаясь полетом, как все, кто знает, что это такое.

Какая же птица была права? Как ни странно- обе. Это предмет можно было бы назвать и петухом, и ключом. Он возвещал о новом, как петух сообщает о грядущем дне, приветствуя криком восход солнца. А ключ? Ключом он и был. Но не к другому миру. Это был ключ от ворот города, которого еще не было. Города, который собирался построить сын Посейдона. Зависший над морем, под лучами солнца в брызгах воды, окруживших его сверкающим сиянием. С руками над головой, держащий ключ от города, который только предстояло построить. Ему. Сыну Посейдона. Пока не знающему о выбранной им своей судьбе.